Содержание

    Анна и Сергей Литвиновы – их имена известны всем поклонникам качественной российской остросюжетной прозы. Пожалуй, сегодня это самый знаменитый литературно-семейный тандем.

    В этом году Литвиновы отмечают 20-летний творческий юбилей. За два десятилетия Анна и Сергей написали около восьмидесяти блестящих детективов. По произведениям звездного тандема было снято несколько успешных сериалов, многие книги ждут экранизации.

    Нам посчастливилось лично поздравить Анну и Сергея с юбилеем совместного творчества и побеседовать о литературе, обязательных ингредиентах хорошего детектива, новом сборнике «Карнавал насмерть», актерском опыте, путешествиях, азарте и многом другом.

    студийная2-min.jpg

    ВООК24: История литературы знает довольно много творческих альянсов (Ильф и Петров, Аркадий и Борис Стругацкие, Анн и Серж Голон или вот Мария Долонь, под именем которой пишут сразу пять девушек). Как вам пишется вдвоем? Кто из вас за что в тексте отвечает? Или нет такого четкого распределения ролей? Есть ли книги, которые написаны вами по отдельности?

    Литвиновы: Мы изучали, как работали великие соавторы былых времен. Ильф и Петров, братья Стругацкие обычно сидели рядом и шлифовали каждое предложение. Мы так тоже пробовали – но у нас текст почему-то получался сухим, скучным. Скорее, наша организация труда похожа на то, как Ильф с Петровым трудились над «Одноэтажной Америкой»: есть четкий план, и – один соавтор, сидя у себя дома (или на даче) пишет четные главы, второй – нечетные. Потом текст соединяется и оттачивается каждым по очереди.

    В24: У вашего тандема в этом году юбилей - 20-летие совместного творчества. Первая совместная книга «Отпуск на тот свет» вышла в «Эксмо» в марте 1999 года. Как вообще сложилось, что вы стали писать вместе?

    Сергей (улыбаясь): Все начала Аня, с нее и спрос.

    Анна: Лично меня подтолкнуло писать романы…чувство вины! Объясню. В девяностые годы Серёжа работал в журнале «Смена». Тиражи у издания тогда были миллионные, зарплата у сотрудников солидная, но я постоянно посмеивалась, что нынче – во время больших перемен – грех работать на дядю. И добилась своего: брат бросил стабильную должность, и мы с ним вдвоём основали рекламное агентство «Пятый отдел».

    Дела у нашего небольшого бизнеса шли по-разному. Во время, например, кампании «Голосуй, или проиграешь» мы зарабатывали очень много. Но когда в августе 1998-го года случился кризис, у нас стало всё совсем плохо. Я корила себя, что сманила Серёжу с хорошей работы, постоянно ломала голову, как нам выйти из кризиса. Однажды – от отчаянья – взялась писать роман. Придумала героев, неплохую завязку. Написала первую главу. Дальше дело застопорилось. Я отнесла свой опус Серёже. Он прочитал, потом говорит: «Интересно. Но что дальше-то будет?» - «А я не знаю!» - «Эх, ты! Кто же пишет детективы без сюжета и плана?» - «Ты старший! Вот и помоги мне!»

    Так брат и ввязался в ещё одну авантюру. Не знаю, жалеет он об этом, или нет.

    Сергей: Не жалею нисколько. Напротив, благодарен Ане за то, что она начала.

    В24: По повести «Отпуск на тот свет» снят фильм, причём вы там сами снимались. Сергей исполнил роль французского полицейского Усатого Ажана, а Анна сыграла эквадорскую миллионершу. Понравилось ли вам играть собственных персонажей? А когда вы писали повесть, могли себя представить на месте этих персонажей?

    Сергей: Фильм сняли не только по «Отпуску», но и ещё по трём романам, объединённых двумя нашими любимыми героями – авантюристкой Таней Садовниковой и её отчимом, полковником разведки в отставке Валерием Петровичем Ходасевичем. Двадцатисерийник так и назывался - «Авантюристка» и прошёл с большим успехом по каналу «Россия». Да, мы сыграли там две небольшие роли, и после этого нас заслуженно назвали «королями эпизода». Наперебой звали сниматься Звягинцев, Михалков и Лунгин, последовало приглашение в Голливуд… А если серьезно: да, на площадке было поучительно, интересно. Но мы поняли, что кино – нет, это не наше. Теперь иногда зовут сниматься в эпизодах в наших же фильмах – мы иногда соглашаемся, а чаще – нет.

    Анна: Я считаю, что Сережа скромничает. У него, на мой взгляд, есть определенный актёрский талант и море обаяния. А вот я камеры отчаянно стесняюсь. Только представьте, как мне тяжело было играть эпизод, где я – по сценарию лесбиянка – пытаюсь склонить к сексу главную героиню Таню Садовникову!

    В24: По вашим книгам снималось много фильмов и сериалов. А кто писал для них сценарии? Как вам итог? Какие экранизации вам особенно понравились?

    Литвиновы: Сценарий «Авантюристки» мы писали сами, вместе с режиссером Александром Стефановичем. Это был интереснейший опыт, но очень непростой: почти год работы с утра до вечера, практически без выходных, с кучей правок-поправок-вариантов. Поэтому сейчас мы, когда киношники обращаются, обычно продаем им права на экранизацию и, что называется, сидим на берегу, смотрим, что получится. Часто выходит неплохо.

    Понравился четырехсерийник «Дата собственной смерти» (с прекрасным Сергеем Шакуровым в роли Ходасевича), который в прайм-тайм показали по Первому каналу. Сериал из шестнадцати серий «Одна жизнь на двоих» по нашим романам «Чёрно-белый танец» и «Предпоследний герой» побил все рекорды рейтингов на канале «Россия».

    А двое наших других героев, журналист Дима Полуянов и библиотекарша Надя Митрофанова, получили экранную жизнь благодаря продюсерам Вячеславу Михайлову и Андрею Савенко. Роль журналиста без страха и упрека великолепно исполнил Станислав Бондаренко, а очень земной и милой библиотекарши, его подруги – Екатерина Копанова. Показанный по ТВЦ этот сериал стал рекордсменом канала по рейтингу за год, и на «ютюбе» у него уже под четыре миллиона просмотров.

    В24: В издательстве «Эксмо» недавно вышел новый сборник рассказов «Карнавал насмерть». Один из главных сквозных героев этого сборника - экс-полковник разведки Ходасевич, страстно любящий футбол. А насколько вы сами футбольные болельщики? И что в футболе такого фанатогенного? Почему столько людей им увлечены?

    ITD000000000948246_cover3d-min.jpg

    Сергей: У нас в тандеме по части спорта - разделение. Аня любит играть (в основном, в теннис), а я – болеть (в основном за футбол). Когда в стране проходил чемпионат, я побывал на семи матчах, на четырех стадионах, ездил в другие города. Это было действительно очень яркое, запоминающееся событие – тот карнавал, которого у нас в стране сроду не бывало и которого нам, я считаю, очень не хватало.

    Что же касается популярности футбола, все просто: во-первых, в эту игру может играть любой и где угодно: во дворе, на пляже, на полянке… Даже мяча, в принципе, не нужно – сойдет консервная банка или пластмассовый кубик. А воротами послужат два брошенных наземь рюкзака. И потом в футболе – очень простые правила (не чета тому же теннису с его сложным счетом, где голову сломаешь в сетах-геймах).

    37131785_1859174364121499_8294962302604541952_n-min.jpg

    В24: Вообще вы азартные люди? В чем еще, кроме футбола?

    Анна: Да, мы оба чрезвычайно азартные люди.

    Даже когда своей семьёй играем в «Мафию», «дурачка» или лото по десять рублей за карточку, каждый отчаянно бьется за победу. Пока казино в России не закрыли, изредка в них наведывались. Серёжа обожал рулетку и особенно число «27». Я играла в покер. Теперь игорные заведения только за границей. Но в путешествиях, во-первых, жаль тратить время на азартные игры, а, во-вторых, Карловых Варах или Висбадене настолько красивые интерьеры, что там интереснее наблюдать за атмосферой и людьми, чем за шариком рулетки.

    В24: А расскажите, почему вы выбрали экс-полковнику фамилию с таким настойчивым поэтическим флёром – Ходасевич? Как вы относитесь к стихам В. Ходасевича в частности и в целом к поэзии?

    Литвиновы: Ходасевич – да, фамилия литературная. И поэзию мы любим. Но фамилию взяли оттого, что она созвучна с именем человека, который стал прообразом героя. Такой же умный, толстый, проницательный и бесконечно добрый по отношению к друзьям (и беспощадный к врагам). К сожалению, его уже нет среди нас, и книги про полковника Ходасевича – в каком-то смысле ему памятник.

    В24: Второй главный сыщик – «доктор Ватсон» по имени Таня. Она очень наблюдательна и любопытна. Передались ли ей эти черты характера по наследству от авторов?

    Анна: Герои – это всегда немного авторы, только более успешные и смелые. Таня Садовникова флиртует с шейхом, лихо водит машину, прекрасно говорит на нескольких иностранных языках и зарабатывает кучу денег. Я ей просто завидую иногда.

    В24: В рассказе «Телеграммы» Таня демонстрирует невероятную сообразительность, расшифровывая очень сложные послания. Человек с таким интеллектом должен быть, как минимум, мастером спорта по шахматам. А как у вас с этим видом спорта?

    Литвиновы: Никак. Как фигуры ходят, мы знаем – но это всё. Раньше мы много времени проводили за преферансам – но суета, заботы семейные… Короче, давно не брали в руки шашек.

    В24: В названии «Карнавал насмерть» у слова «карнавал» ощутим некоторый глагольный привкус (примерно как с «защекотал», «зацеловал»). Вот интересно, как вы обычно выбираете названия для книг? Что в них должно быть, чего не должно? Как название направляет мысль и чувства читателя?

    Литвиновы: С названиями все просто. Они должны быть яркими, запоминающимися и интригующими. Иной раз с названием бьемся и мы вдвоем, и наши редакторы – но ничего не получается. До сорока-пятидесяти вариантов придумываем, пока не вырулим на подходящее. А бывает: приходит во сне (Сергею так приснилось «Сердце Бога», Анне – «Над пропастью жизнь ярче»). Тут самое главное: вовремя записать, чтоб не «заспать» и не забыть.

    В24: Каково это – писать про убийство? Не страшновато ли с суеверной точки зрения?

    Литвиновы: А куда детектив без убийства? Редакторы будут недовольны. Как говорит несравненная Ольга Рубис, открывшая читателям наш дуэт и Дарью Донцову, лучшее начало для романа: «Труп разлагался уже шестые сутки». Иное дело, что мы не понимаем, как можно смеяться, иронизировать и шутить на тему убийства.

    В24: Вообще, детектив без убийства – не детектив, но во многих ваших историях убийство присутствует, потому что это канонично для детектива, об этом любят читать или вам об этом интересно писать? Что притягивает людей в факте насильственной смерти? Какие страхи «отыгрываются», когда мы сталкиваемся с ней не в жизни, а в книге?

    Литвиновы: Детектив – это во многом игра. И убийство входит в нее, как неотъемлемое правило. К тому же большинству людей интересна смерть – ведь ни один из нас не знает, что будет ТАМ на самом деле.

    В24: В самом начале заглавного рассказа и по его ходу вы настойчиво подчеркиваете, что все, что написано там, – вымысел авторов и не имеет под собой никакой реальной основы. Почему? Были случаи, когда какие-то совпадения текста с реальностью закончились плохо?

    Литвиновы: Нет, таких случаев не было. Но всегда может случиться, что ты высмеешь вымышленного героя по имени Вася Пупкин, а реально существующий Вася с той же фамилией подаст на тебя в суд.

    В24: Преступления в ваших рассказах происходят в различных декорациях – и в поезде, и в загородном доме, и на съемочной площадке и т.д. Антураж, в котором все происходит, важен? И что возникает раньше – сама история или пространство, в котором она разворачивается?

    Анна: Я люблю заглядывать в заброшенные или наполовину разрушенные дома и представлять, кто и как может совершить в них преступление. А когда оказываюсь в интересном или необычном месте, всегда стараюсь запомнить как можно больше деталей – вдруг пригодится для работы?

    А вообще никогда не знаешь, какое место и когда появится в романе. Например, в октябре прошлого года я оказалась в деревеньке под Псковом. С реки Великой дул страшный ветер, шёл ледяной дождь, я шла вдоль шоссе (тротуара там не было) и спрашивала себя: что бы меня могло заставить сюда переехать? Навсегда? Наверно, только очень большая, сумасшедшая любовь. И в нашем новом романе, который должен выйти в сентябре, есть коллизия: балерина из Москвы влюбляется в охотника из деревеньки под Псковом, бросает столицу и переезжает к нему.

    В24: Совершенно очарователен рассказ про Танину юность, про поездку Тани и бабушки в Париж. В этой истории тоже есть тайна и ее раскрытие, но как бы между прочим. Основное здесь – атмосфера и персонажи. Это своеобразный флешбэк, многое добавляющий к образу Татьяны. А есть ли у вас рассказы или романы вообще без детективного сюжета?

    Литвиновы: Да, есть. Например, роман «Наш маленький Грааль». Там ни единого убийства, но сюжет напряжённый и драматичный. К тому же мы очень долго писали рассказы для журнала «Космополитен» - и речь в них шла, в основном, о любви.

    В24: Расскажите о своих взаимоотношениях с читателями. Часто ли они вам пишут и о чем в основном?

    Литвиновы: Благодарят, иногда критикуют или спрашивают совета. Присылают свои произведения, просят их прочитать. Мы никогда не отказываем. Однажды написал сельский хор, попросил подарить автобус. Тут, к сожалению, помочь не смогли.

    В24: Часто ли вы путешествуете? В какой стране вам больше всего понравилось? Случались ли с вами за границей какие-нибудь детективные приключения?

    Анна: Путешествовать мы любим, ездим, по возможности, много, была бы воля: вовсе б не вылезали из «загранки». Сергею очень нравятся Соединенные Штаты, Англия. Очень по сердцу милая, добрая Болгария. Я влюблена в Лондон, в индийский штат Гоа и во все города, где есть море.

    Сергей: У меня недавно был случай – но достойный, скорее, легкого пера замечательной Дарьи Донцовой: на выходе из пражского аэропорта меня настигает человек: вы взяли мой чемодан! Я: как?! Это мой! Открыли – и впрямь: чужой, а выглядит точь-в-точь. Я ему его отдал, и бросился назад за своим. А из «чистой зоны» уже вышел, и меня обратно не пускают! Пока объяснялся с пограничниками – мой автобус в Карловы Вары уже ушёл. А чемодан, когда я проник-таки в аэропорт, одиноко стоял в зоне выдачи багажа, и его охраняла зачем-то жена человека, у которого я его поклажу «украл»!

    Анна: Будучи в Штатах, я несколько раз нарушала правила дорожного движения, а ещё нахально проезжала по линии для «Скорой помощи» на платных дорогах. И потом боялась, что на выезде вручат огромный штраф или в следующий раз не дадут визу. Но пока мои мелкие грешки остались безнаказанными.

    В24: Любите ли вы театр? Возможно ли, что вы напишете детективную пьесу?

    Анна: Театр мы любим. Но как-то без взаимности, потому что давно поняли: ремесло драматурга совсем, совсем особое и даже мало чем похожее на ремесло романиста. Поэтому – нет, пьесой мы еще долго никого не порадуем. А по части смотреть – Сергею очень нравится питерский театр Додина, мне – МХАТ, театр имени Вахтангова, «Современник». И мы оба, можно сказать, фанатеем от балета. Последняя самая запоминающаяся премьера – «Анна Каренина» в Большом в постановке Ноймайера.

    В24: Любите ли вы сами читать детективы? Какой первый из прочитанных произвел на вас самое сильное впечатление?

    Сергей: Я, наверное, один из немногих, кто «Семнадцать мгновений весны» прочел, когда никакого фильма еще не было. Помню, чуть с ума не сошел от сцены, когда фашисты пытают радистку Кэт, и от страха за Штирлица. Мне лет десять было.

    Анна: На меня неизгладимое впечатление произвел рассказ Конан Дойла «Пёстрая лента». Тоже лет в десять-одиннадцать.

    В24: Что в хорошем детективе самое главное? Что делает его бестселлером?

    Литвиновы: В детективе, как в салате оливье: множество ингредиентов, и не сказать, что какой-то главный. Но если чего-то не будет – сразу неудача, оливье не удался. Важен симпатичный главный герой, а лучше парочка. Оба запоминающиеся и харизматичные. Безусловно обязателен захватывающий сюжет с разгадкой в самом-самом конце, желательно на последней странице. И конечно, непременно побеждает добро, а противник должен быть главному положительному герою под стать: умный, хитрый, ловкий и …неожиданный. Кроме того, важен простой, ясный, но сочный язык и яркие второстепенные персонажи. И действие должно лететь, а не плестись!

    10 любимых детективов Анны и Сергея Литвиновых:

    Артур Конан Дойл. Собака Баскервилей (и многие другие). 

    Агата Кристи. Убийство в Восточном экспрессе (и многие другие). 

    Рекс Стаут. Право умереть (и многие другие). 

    Рут Рэндалл. Призрак для Евы (и многие другие)

    Жан Кристоф Гранже. Полет аистов. Лес мертвецов. Кайкен.

    Борис Акунин. Левиафан.

    Сидни Шелдон. Интриганка

    Джон Гришэм. Фирма.

    Джеффри Дивер. Собиратель костей

    Тесс Герритсен. Хирург.

    Книги Анны и Сергея Литвиновых на BOOK24

    Комментарии(0)

    Комментариев ещё нет — вы можете быть первым

    Похожие статьи