10 любимых книг на русском языке

Иосип Новакович – хорватско-американский писатель, проживающий в Канаде. Его работы были переведены на хорватский, болгарский, индонезийский, русский, японский, итальянский и французский языки. Родился в Хорватии, изучал медицину в Сербии в Нови-Саде, но бросил учебу там, когда получил стипендию от колледжа Вассара в Нью-Йорке, где изучал психологию. Затем продолжил изучать философию и теологию в Йеле и литературу в Техасе в Остине. Финалист Международной премии Man Booker Prize, лауреат американской книжной премии от Before Columbus Foundation и премии Джона Уайтинга, обладатель стипендии Мемориального фонда Джона Саймона Гуггенхайма за художественную литературу, а также стипендии Национального фонда искусств. Преподает английский язык в Университете Конкордия в Монреале, Канада. На настоящий момент Новакович опубликовал один роман, 6 сборников рассказов, 4 сборника эссе и мемуаров и учебник для начинающих писателей. Скоро увидит свет его второй роман. Роман «День дурака» был опубликован в России в 2006 году.

Мой список будет немного неоднороден, поскольку я одинаково люблю короткие истории и объемные классические романы. Итак…

«Записки из подполья» и «Братья Карамазовы» Достоевского. Эта парочка – мои абсолютные фавориты. «Братья» — истинный роман, заключающий в себе и роман идей, и теологический роман, и исторический роман с сатирическим и романтическим началом и с поразительно выстроенной тайной убийства. Когда я читал его в первый раз, был напряжен, а поскольку я был религиозен, теологические аргументы драматически подтолкнули меня к агностицизму. Когда перечитывал роман взрослым, я смеялся и находил его скрытой комедией.

Я думаю, Толстой был скорее писателем рассказов, чем романистом. Мне нравятся его длинные рассказы и повести: «Смерть Ивана Ильича», «Отец Сергий», «Крейцерова соната», «Дьявол», а когда дело доходит до романов, «Воскресение» лучше всего воздействует, при условии, что читатель религиозен.

Гоголь, как и следовало ожидать, «Мертвые души» и, конечно, рассказы «Невский проспект», «Вий», «Записки сумасшедшего». И да, «Шинель». Эта целиком выдуманная история положила начало русскому реализму. Она рассказывает о том, какой всегда была русская действительность. Абсурдно, уклончиво и призрачно. Это реализм? Разумеется.

Лесков «Леди Макбет Мценского уезда» и другие повести.

Длинные рассказы Чехова: «Палата N 6», «Черный монах» и некоторые более короткие такие, как «Зеркало».

Виктор Шкловский «Сентиментальное Путешествие». Это мемуары, но они читаются как мрачный плутовской роман.

Александр Солженицын 1914 года – мастер депрессии. «Раковый корпус» и рассказ «Матренин двор».

«Священная книга оборотня» Виктора Пелевина и другие его романы.

Людмила Улицкая «Веселые похороны». Разновидность пародии на «Смерть Ивана Ильича» с ультра-реалистичными деталями. Может быть, она и есть – мать русского реализма? Хотя, конечно, метод советского реализма создал Солженицын.

Сергей Довлатов «Чемодан». Опять же, это куча рассказов, связанных таким образом, чтобы они воспринимались как роман, но к чему беспокоиться о жанрах, не так ли? Мне это нравилось, когда я был эмигрантом. Может быть, оглядываясь назад, я понимаю, что эти истории и поверхностны, но в то время они мне были симпатичны.

И если у меня только десять авторов, то я немного сдам назад в пользу алкогольной сонаты Венедикта Ерофеева «Москва – Петушки».