Книги, которые привили мне любовь к чтению

Кирилл Козаков – российский актер театра и кино, представитель известной актерской династии. В 1984 году окончил Щепкинское училище (курс В. Коршунова). Служил в Театре Советской Армии, Новом драматическом театре, Театре на Малой Бронной. Сотрудничал с Театром им. М.Н. Ермоловой, Театром им. Моссовета, Театром Киноактера. В его фильмографии более 50 ролей, в том числе принесшая широкую известность роль герцога Анжуйского в телесериале «Графиня де Монсоро». Также снимался в проектах: «Романовы. Венценосная семья», «Черная комната», военная драма «Моя граница», мелодрама «Кармелита. Цыганская страсть», мистический сериал «Пятая стража» и др.

1. Естественно было бы начать с детства. Еще будучи маленьким мальчиком, я познакомился с «Золотым петушком» Александра Сергеевича Пушкина. Мама читала мне книги дома: «Пиноккио» Карло Коллоди, «Приключения Алисы в Стране чудес», «Алиса в Зазеркалье» Льюиса Кэрролла, «Маленького принца» Антуана де Сент-Экзюпери, сказки Г.-Х. Андерсена, пьесы-сказки Евгения Шварца, «Конька-Горбунка» Петра Ершова и многие другие.

2. Наталья Григорьевна Долинина «Прочитаем “Онегина” вместе», «Печорин и наше время» и «По страницам «Войны и мира», где на понятном для моего тогдашнего возраста языке расшифровывалось, что такое литература, что такое личность писателя. Для меня было крайне важно, что она говорит со мной не просто как училка, которая требует прочесть от сих до сих, а делает у меня на глазах настоящий разбор произведения – не математический, но при этом предельно точный, в форме дружеского разговора.

3. Я любил читать Ремарка. Какой удивительный автор! «Три товарища» , «Триумфальная арка» меня увлекали в юности.

4. Работа формировала мои этапы увлечения литературой, драматургией. Конечно, мне повезло – у моего отца были замечательные друзья: литераторы, поэты, писатели, с которыми мне довелось общаться. Натан Эйдельман, Станислав Борисович Рассадин, Давид Самойлов. И я, подростком 13-14 лет, присутствовал при их общении. Уже значительно позже, в фильме Сергея Соловьева «Асса», мне предложили небольшую историческую роль, где экранизировались сцены из книги Натана Яковлевича Эйдельмана «Грань веков». Конечно, я ухватился сразу. Взахлеб прочел. Здесь же назову книги ближайшего папиного друга Станислава Борисовича Рассадина. «Книга прощаний». У него непростая судьба – он вырос в детском доме. И если мне повезло с друзьями отца, с этой творческой атмосферой, то он формировался сам. И стал величайшей личностью, литературоведом, критиком и мыслителем. В нем эта любовь к чтению и жажда знаний были заложены природой. Его книга «С согласия автора. Об экранизации отечественной классики» - очень хороша, профессиональна. Папа любил Давида Самойлова. Много его читал, записывал диски с его стихами, делал поэтические концерты.

5. В 2010 году я написал сценарий и поставил как режиссер спектакль «Репетиция бенефиса» для телеканала «Культура» по рассказу А.П. Чехова «Лебединая песня». В нем я, как смог, передал свою любовь и благодарность потрясающим старикам - моим учителям.

6. Были еще вещи - фундаментальные. Например, работа по драме Льва Николаевича Толстого «И свет во тьме светит». Эта во многом автобиографическая драма Толстого, которую он писал на протяжении 20 лет, называя «своей драмой», никогда не ставилась в России. В пьесе рассматривается история ухода Сарынцева из семьи и его позиция по отношению к семье, христианству, вере, Толстовская философия – «жить не по лжи». Я играл там молодого человека, князя Черемшанова, который отказывается служить в армии по религиозным соображениям. И для 1988 года это была бомба.

7. У польского драматурга Славомира Мрожека есть пьеса «Танго», которую поставил режиссер Александр Вилькин в конце 80-х годов. В ней описан мир, в котором нет правил, и все человеческие нормы морали – исчезли. Главный герой пытается переделать этот мир способом, присущим юности. И в своей философии доходит до ницшеанства и в итоге гибнет от руки слуги, по-своему истолковавшего само понятие человеческой жизни и ее ценности. Был интересный спектакль, и благодаря ему я даже получил награду за лучшую мужскую роль.

8. Есть книги, которые ты читал в детстве, а потом перечитываешь, уже будучи взрослым, и обращаешь внимание в этих книгах на совершенно другие вещи. Тут нельзя не назвать Бунина, Куприна, Достоевского. Понятно, что есть множество книг, которые человек обязан за свою жизнь прочесть. Но я никому не хочу советовать. На мой взгляд, каждый должен сам разбираться. Главное - читать, попытаться думать и не врать себе в выборе. Уже очень давно сказано: «Вы думаете, это вы судите книгу? Нет, она судит вас! И грустно, если человек не выдерживает проверки…».

9. Фантастика отнюдь не легкий жанр. Здесь я могу назвать Брэдбери - как без него? Герберт Уэллс, Станислав Лем, Айзек Азимов, Стругацкие… Я тоже увлекался фантастикой.

10. Со временем мне стало интересно читать мемуары. Не так давно я прочел книгу Марлен Дитрих «Размышления», где она рассуждает о судьбе актрисы, которую возвели на «пьедестал», и о том, что с этим делать. Книжка очень откровенная, но если вы хотите узнать из нее, «кто с кем живет», то захлопните эту книжку и не читайте дальше. Понятно, что существовала в ее жизни какая-то личная история, это мы и так понимаем. Но здесь важна глубина разговора о профессии, о взаимоотношениях с людьми, о разных подходах, принципах европейского и американского кино, которым она следовала или нет. Кто были ее учителя, кто ее «делал», кто ее учил правильно понимать, что такое кадр, что такое свет в кадре, что такое режиссура – она говорит об этом. Прекрасная книга. Сюда же можно добавить книги Михаила Чехова, его двухтомник, где раскрываются разные стороны профессии и его школы, Олег Даль «Дневники. Письма. Воспоминания», Джорджо Стрелер «Театр для людей».

11. Если говорить о зарубежной литературе, то назову просто авторов. Конечно, это не все, список не полный, но тем не менее: Оскар Уайльд, Стейнбек, Джордж Оруэлл, Хемингуэй, Фрэнсис Скотт Фицджеральд, Киплинг, Диккенс. Мне очень нравился его «Оливер Твист». Как ни странно, я сначала посмотрел фильм, а потом прочел книгу. У меня хорошо сложилось: мне и то, и другое понравилось. Я помню себя маленьким - мы с мамой идем в кинотеатр «Художественный» смотреть «Оливера Твиста». И после просмотра, который эмоционально запал, я прочел книгу, то есть импульсом была экранизация. Книга, конечно, оказалась шире, больше, как это почти всегда бывает. А по прошествии многих лет записал на радио «Оливера Твиста» для аудио-прослушивания. И получал от процесса колоссальное удовольствие.