8 книг из шорт-листа «Большой книги», достойных оказаться в вашей библиотеке

Список финалистов премии «Большая книга» был объявлен 16 июня в Москве. В этом году за победу поборются 13 авторов. Для того, чтобы стать лауреатом, писатели должны завоевать наибольшее количество читательских симпатий в народном голосовании. В подборке мы собрали книги, за которые болеем особенно сильно. Составьте свое мнение о них и голосуйте за понравившегося автора. Победитель премии будет объявлен в ноябре на торжественной церемонии в Доме Плешакова.

1
Сад

"Сад" — новый роман Марины Степновой, автора бестселлера "Женщины Лазаря" (премия "Большая книга"), романов "Хирург", "Безбожный переулок" и сборника "Где-то под Гроссето".

Середина девятнадцатого века. У князя и княгини Борятинских рождается поздний и никем не жданный ребенок — девочка, которая буквально разваливает семью, прежде казавшуюся идеальной. Туся с самого начала не такая, как все. В строгих рамках общества, полного условностей, когда любой в первую очередь принадлежит роду, а не себе самому, она ведет себя как абсолютно — ненормально даже — независимый человек. Сама принимает решения — когда родиться и когда заговорить. Как вести себя, чем увлекаться, кого любить или ненавидеть. История о том, как трудно быть свободным человеком в несвободном мире.

"Это роман, который весь вырос из русской литературы девятнадцатого столетия, но эпоха декаданса и Серебряного века словно бы наступает ему на пятки, а современность оставляет пометы на полях". (Елена Шубина)

599 р.
2
Архив Шульца

Владимир Паперный — культуролог, историк архитектуры, дизайнер, писатель. Его книга о сталинской архитектуре “Культура Два” стала интеллектуальным бестселлером. Роман "Архив Шульца" вошел в короткий список премии "Большая книга",

Лос-Анджелес. Эмигрант Александр Шульц, Шуша, неожиданно получает посылку. В коробке — листы и катушки с записями. Исследуя, казалось бы, уже навсегда утерянный архив, архитектор Шульц достраивает историю своей семьи. Эта история становится настоящим “русским романом”, где юмора не меньше, чем драмы, а любовь снова побеждает смерть.

“Роман "Архив Шульца" восстанавливает в памяти картину советской жизни в ее маргинальной, полуподпольной и невостребованной области. Прекрасная демонстрация неистребимости культуры, которая, как подземная вода, все равно находит свои пути, и увлекательный рассказ о поколении гонимых, умных и веселых”.

Людмила Улицкая, Москва

“Мозаика ярких портретов, острых эпизодов и занятных анекдотов складывается в неизбежную, следующую внутренней логике эпохи судьбу Шуши: от родных корней, сурового прошлого, бурной молодости вплоть до последнего адреса — Америки. Ее мы с автором романа открывали в одни и те же годы, поэтому, свидетель и соучастник, могу твердо сказать: с подлинным верно”.

Александр Генис, Нью-Йорк

"Порой кажется, что каждому читателю вручается персональный экземпляр этой книги. Одни говорят, что давно так не хохотали, другие — что проплакали над “Архивом Шульца” ночь напролет. Одни утверждают, что это гимн и эпитафия поколению семидесятников, другие — что плевок, клевета и полное неприличие. Мне же интересней всего было, правдив ли эпизод у батареи. Оказалось, совершенно правдив, а вот диалог с гэбэшником в реальности был гораздо жестче. Книга как жизнь: нравится не всем, но расставаться с ней не хочется никому".

Дмитрий Быков, Москва

3
Сады Виверны

Юрий Буйда — прозаик, автор романов "Пятое царство", "Синяя кровь", "Прусская невеста" (шорт-лист премии "Русский Букер"), "Вор, шпион и убийца" (премия "Большая книга"). Его книги переведены на многие языки.

"Сады Виверны" — дерзкое путешествие по трем странам и четырем эпохам. Искусный колдун превращает уродливых женщин в красавиц и оборачивается зверем, милосердный инквизитор отправляет на костер Джордано Бруно и сражается с драконом, бесстрашный шалопай вступает в схватку с темным маркизом и защищает невинных девушек от санкюлотов, а многоликий агент петербургской полиции убивает великого князя и спасает от нацистов будущего президента Франции... И всеми невероятными событиями управляет Эрос истории, бог древний и безжалостный.

"Когда мы вышли во двор, она вдруг повернулась ко мне и проговорила, глядя прямо в глаза:

— Тебе не придется выбирать между мной и Ноттой, потому что у любви нет множественного числа, как у красоты, железа и Бога".

4
Кока

Михаил Гиголашвили — автор романов “Толмач”, “Чёртово колесо” (шорт-лист и приз читательского голосования премии “Большая книга”), “Захват Московии” (шорт-лист премии “НОС”), “Тайный год” (“Русская премия”).

В новом романе “Кока” узнаваемый молодой герой из “Чёртова колеса” продолжает свою психоделическую эпопею. Амстердам, Париж, Россия и — конечно же — Тбилиси. Везде — искусительная свобода… но от чего? Социальное и криминальное дно, нежнейшая ностальгия, непреодолимые соблазны и трагические случайности, острая сатира и евангельские мотивы соединяются в единое полотно, где Босх конкурирует с лирикой самой высокой пробы и сопровождает героя то в немецкий дурдом, то в российскую тюрьму.

Я хотел бы быть только читателем, чтобы пережить всё это вместе с героями романа, не заплатив за билет на “чёртово колесо” своим здоровьем и жизнями друзей. Завидую вам.

Андрей Бледный (“25/17”)

Гиголашвили написал свой самый острый и яркий текст. Зрелое мастерство и безупречный творческий расчёт.

Дмитрий Бавильский

Гротеск, как и положено в настоящей прозе, соседствует здесь с трагизмом, переплетаясь так тесно, что швов не видно.

Дина Рубина

825 р.
5
Оправдание Острова

Действие нового романа Евгения Водолазкина разворачивается на Острове, которого нет на карте, но существование его не вызывает сомнений. Его не найти в учебниках по истории, а события — узнаваемы до боли. Средневековье переплетается с современностью, всеобщее – с личным, а трагизм – с гротеском. Здесь легко соседствуют светлейшие князья и председатели Острова, хронисты и пророки, повелитель пчел и говорящий кот. Согласно древнему предсказанию, Остров ждут большие испытания. Сможет ли он пройти их, когда земля начинает уходить из-под ног?..

"Работая над романом “Лавр”, я был лекарем, юродивым, паломником и монахом. Сейчас, десятилетие спустя, отважился стать хронистом — и ощутил, как велик груз ответственности того, кто запечатлевает минувшее. История — это одно из имен опыта. В конце концов, от жизни остается только история. Роман “Оправдание Острова” посвящен, понятно, лишь части суши, но, подобно капле воды, отражает гораздо большее..."

Евгений Водолазкин

– Беседа с Ним – это ведь попытка оправдания Острова? – Леклерк встает. – Если не возражаете, сделаю беседу финальной сценой.

Парфений внимательно смотрит на режиссера.

– Да, эта сцена вполне может стать финальной.

733 р.
6
Филэллин

Леонид Юзефович — писатель, историк, автор документальных романов-биографий — “Самодержец пустыни” о загадочном бароне Унгерне и “Зимняя дорога” (премии “Большая книга” и “Национальный бестселлер”) о последнем романтике Белого движения генерале Анатолии Пепеляеве, авантюрного романа о девяностых “Журавли и карлики”, в основу которого лег известный еще по “Илиаде” Гомера миф о вечной войне журавлей и пигмеев-карликов (премия “Большая книга”), романа-воспоминания “Казароза” и сборника рассказов “Маяк на Хийумаа”.

“Филэллин — "любящий греков". В 20-х годах XIX века так стали называть тех, кто сочувствовал борьбе греческих повстанцев с Османской империей или принимал в ней непосредственное участие. Филэллином, как отправившийся в Грецию и умерший там Байрон, считает себя главный герой романа, отставной штабс-капитан Григорий Мосцепанов. Это персонаж вымышленный. В отличие от моих документальных книг, здесь я дал волю воображению, но свои узоры расшивал по канве подлинных событий. Действие завязывается в Нижнетагильских заводах, продолжается в Екатеринбурге, Перми, Царском Селе, Таганроге, из России переносится в Навплион и Александрию, и завершается в Афинах, на Акрополе. Среди центральных героев романа — Александр I, баронесса-мистик Юлия Криднер, египетский полководец Ибрагим-паша, другие реальные фигуры, однако моя роль не сводилась к выбору цветов при их раскрашивании. Реконструкция прошлого не была моей целью. "Филэллин" — скорее вариации на исторические темы, чем традиционный исторический роман”.

ЛЕОНИД ЮЗЕФОВИЧ

623 р.
7
Риф

В основе нового, по-европейски легкого и в то же время психологически глубокого романа Алексея Поляринова лежит исследование современных сект.

Автор не дает однозначной оценки, предлагая самим делать выводы о природе Зла и Добра. История Юрия Гарина, профессора Миссурийского университета, высвечивает в главном герое и абьюзера, и жертву одновременно. А, обрастая подробностями, и вовсе восходит к мифологическим и мистическим измерениям.

Честно, местами жестко, но так жизненно, что хочется, чтобы это было правдой.

Алексей Поляринов вошел в литературу романом «Центр тяжести», который прозвучал в СМИ и был выдвинут на ряд премий («Большая книга», «Национальный бестселлер», «НОС»). Автор активно ведет блог в «Инстаграме» (4 тысячи подписчиков) и телеграм-канал «Поляринов пишет» (более 8 тысяч подписчиков). Известен как сопереводчик популярного и скандального романа Дэвида Фостера Уоллеса «Бесконечная шутка».

482 р.
8
Симон

Все, кто знаком с прозой Наринэ Абгарян, знают, что ее книги обладают удивительным свойством. Раз прочитав, многие из них уже невозможно забыть. И хранятся они будто бы не в мозгу — но ощущением где-то в области сердца. Проза Абгарян как овевающий изнуренное аравийской жарой тело ветерок, или как вкус холодного мацуна, или как соленый запах таинственного моря, плещущегося на дне горного ущелья… Долгожданный роман «Симон», в котором писательница снова переносит нас в родной городок Берд, чтобы рассказать четыре удивительные истории любви, не исключение…


В маленьком армянском городке умирает каменщик Симон. Он прожил долгую жизнь, пользовался уважением горожан, но при этом был известен бесчисленными амурными похождениями. Чтобы проводить его в последний путь, в доме Симона собираются все женщины, которых он когда-то любил. И у каждой из них — своя история.

Как и все книги Наринэ Абгарян, этот роман трагикомичен и полон мудрой доброты. И, как и все книги Наринэ Абгарян, он о любви.

480 р.