Длинный список премии «Ясная поляна»: все самое интересное

Недавно был объявлен длинный список литературной премии «Ясная поляна». Главная задача жюри – выбрать то произведение, которое соответствует традициям классической литературы, несет в себе идеалы человеколюбия и отражает новые тенденции художественного слова. В этом году конкуренция огромная: многие номинанты входили в шорт-листы других престижных наград. Например, Михаил Елизаров с романом «Земля» выиграл «Национальный бестселлер», а Мария Степанова, написавшая «Сад», стала первым и единственным российским автором, который попал в финал Букеровской премии. А вы уже выбрали своего фаворита из длинного списка?
1
Сад

"Сад" — новый роман Марины Степновой, автора бестселлера "Женщины Лазаря" (премия "Большая книга"), романов "Хирург", "Безбожный переулок" и сборника "Где-то под Гроссето".

Середина девятнадцатого века. У князя и княгини Борятинских рождается поздний и никем не жданный ребенок — девочка, которая буквально разваливает семью, прежде казавшуюся идеальной. Туся с самого начала не такая, как все. В строгих рамках общества, полного условностей, когда любой в первую очередь принадлежит роду, а не себе самому, она ведет себя как абсолютно — ненормально даже — независимый человек. Сама принимает решения — когда родиться и когда заговорить. Как вести себя, чем увлекаться, кого любить или ненавидеть. История о том, как трудно быть свободным человеком в несвободном мире.

"Это роман, который весь вырос из русской литературы девятнадцатого столетия, но эпоха декаданса и Серебряного века словно бы наступает ему на пятки, а современность оставляет пометы на полях". (Елена Шубина)

599 р.
2
Павел Чжан и прочие речные твари

Павел Чжан — талантливый программист крупной китайской компании в Москве. Бывший детдомовец, он упорно идёт к цели: перебраться из стремительно колонизирующейся России в метрополию, Китай, — и не испытывает угрызений совести, даже когда узнаёт, что его новый проект лежит в основе будущей государственной чипизации людей.

Но однажды, во время волонтёрской поездки в детдом, Чжан встречает человека, который много лет назад сломал ему жизнь — и избежал наказания. Воспоминания пробуждают в Павле тьму, которой он и сам боится...

"Павел Чжан и прочие речные твари" — роман о травме и её последствиях, о нравственном выборе, о справедливости — и относительности этого понятия, о китайских и славянских мифических чудовищах — и о чудовищах реальных, из плоти и крови.

"Цифровой концлагерь, блистательно показанный в антиутопии Веры Богдановой, мыслится многими как ближайшее будущее. Но наступит ли оно? Трансформация карьериста в героя Сопротивления, трагическая и убедительная, поднимает роман на большой литературный уровень — и даёт читателю надежду".

Ольга Славникова

"Россия — для местных, местные — для Китая, все разом — для Большого брата, и только Маленький брат — никому.

Психологическая драма в объятиях антиутопии, герои в объятиях собственного прошлого, взявшего в силовой захват. Маленькая жизнь как “Маленькая жизнь” и близкое будущее — как вид из окна, который хорошо различим и сегодня, но мало у кого хватает духу вглядеться".

Дмитрий Захаров

599 р.
3
Земля

Михаил Елизаров — автор романов “Библиотекарь” (премия “Русский Букер"), “Pasternak” и “Мультики” (шорт-лист премии “Национальный бестселлер”), сборников рассказов “Ногти” (шорт-лист премии Андрея Белого), “Мы вышли покурить на 17 лет” (приз читательского голосования премии “НОС”).

Новый роман Михаила Елизарова “Земля” — первое масштабное осмысление “русского танатоса”.

“Как такового похоронного сленга нет. Есть вульгарный прозекторский жаргон. Там поступившего мотоциклиста глумливо величают "космонавтом", упавшего с высоты — "десантником", "акробатом" или "икаром", утопленника — "водолазом", "ихтиандром", "муму", погибшего в ДТП — "кеглей". Возможно, на каком-то кладбище табличку-времянку на могилу обзовут "лопатой", венок — "кустом", а землекопа — "кротом". Этот роман — история Крота” (Михаил Елизаров).

Роман удостоен премии "Национальный бестселлер".

868 р.
4
Риф

В основе нового, по-европейски легкого и в то же время психологически глубокого романа Алексея Поляринова лежит исследование современных сект.

Автор не дает однозначной оценки, предлагая самим делать выводы о природе Зла и Добра. История Юрия Гарина, профессора Миссурийского университета, высвечивает в главном герое и абьюзера, и жертву одновременно. А, обрастая подробностями, и вовсе восходит к мифологическим и мистическим измерениям.

Честно, местами жестко, но так жизненно, что хочется, чтобы это было правдой.

Алексей Поляринов вошел в литературу романом «Центр тяжести», который прозвучал в СМИ и был выдвинут на ряд премий («Большая книга», «Национальный бестселлер», «НОС»). Автор активно ведет блог в «Инстаграме» (4 тысячи подписчиков) и телеграм-канал «Поляринов пишет» (более 8 тысяч подписчиков). Известен как сопереводчик популярного и скандального романа Дэвида Фостера Уоллеса «Бесконечная шутка».

555 р.
5
Филэллин

Леонид Юзефович — писатель, историк, автор документальных романов-биографий — “Самодержец пустыни” о загадочном бароне Унгерне и “Зимняя дорога” (премии “Большая книга” и “Национальный бестселлер”) о последнем романтике Белого движения генерале Анатолии Пепеляеве, авантюрного романа о девяностых “Журавли и карлики”, в основу которого лег известный еще по “Илиаде” Гомера миф о вечной войне журавлей и пигмеев-карликов (премия “Большая книга”), романа-воспоминания “Казароза” и сборника рассказов “Маяк на Хийумаа”.

“Филэллин — "любящий греков". В 20-х годах XIX века так стали называть тех, кто сочувствовал борьбе греческих повстанцев с Османской империей или принимал в ней непосредственное участие. Филэллином, как отправившийся в Грецию и умерший там Байрон, считает себя главный герой романа, отставной штабс-капитан Григорий Мосцепанов. Это персонаж вымышленный. В отличие от моих документальных книг, здесь я дал волю воображению, но свои узоры расшивал по канве подлинных событий. Действие завязывается в Нижнетагильских заводах, продолжается в Екатеринбурге, Перми, Царском Селе, Таганроге, из России переносится в Навплион и Александрию, и завершается в Афинах, на Акрополе. Среди центральных героев романа — Александр I, баронесса-мистик Юлия Криднер, египетский полководец Ибрагим-паша, другие реальные фигуры, однако моя роль не сводилась к выбору цветов при их раскрашивании. Реконструкция прошлого не была моей целью. "Филэллин" — скорее вариации на исторические темы, чем традиционный исторический роман”.

ЛЕОНИД ЮЗЕФОВИЧ

561 р.
Скидка 10%
623 р.
6
Жили люди как всегда: записки Феди Булкина

Новая проза автора книги «Небесный почтальон Федя Булкин»


Саша Николаенко — писатель, художник. Окончила Строгановский университет. Иллюстрировала книги Григория Служителя, Павла Санаева, Ирины Витковской, Бориса Акунина, Игоря Губермана. Автор романов "Небесный почтальон Федя Булкин", "Убить Бобрыкина" ("Русский Букер").

Маленький человек никуда не исчез со времен Гоголя и Достоевского. Он и сегодня среди нас: гуляет бульварами, ездит в метро и автобусах, ходит в безымянное учреждение. Одинокий, никем не замеченный, но в нем — вселенная. А еще он смертен. Лишь пока жив — может попадать в рай и ад, возвращаться оттуда, создавать Ничего и находить Калитку Будущего… А умрет — и заканчивается история, заметает метель следы.

"Небесный почтальон" Федя Булкин, тот самый мальчик-философ, повзрослел и вернулся к читателю в по-хармсовски смешных и по-гоголевски пронзительных рассказах и иллюстрациях Саши Николаенко.

501 р.
7
Кока

Михаил Гиголашвили — автор романов “Толмач”, “Чёртово колесо” (шорт-лист и приз читательского голосования премии “Большая книга”), “Захват Московии” (шорт-лист премии “НОС”), “Тайный год” (“Русская премия”).

В новом романе “Кока” узнаваемый молодой герой из “Чёртова колеса” продолжает свою психоделическую эпопею. Амстердам, Париж, Россия и — конечно же — Тбилиси. Везде — искусительная свобода… но от чего? Социальное и криминальное дно, нежнейшая ностальгия, непреодолимые соблазны и трагические случайности, острая сатира и евангельские мотивы соединяются в единое полотно, где Босх конкурирует с лирикой самой высокой пробы и сопровождает героя то в немецкий дурдом, то в российскую тюрьму.

Я хотел бы быть только читателем, чтобы пережить всё это вместе с героями романа, не заплатив за билет на “чёртово колесо” своим здоровьем и жизнями друзей. Завидую вам.

Андрей Бледный (“25/17”)

Гиголашвили написал свой самый острый и яркий текст. Зрелое мастерство и безупречный творческий расчёт.

Дмитрий Бавильский

Гротеск, как и положено в настоящей прозе, соседствует здесь с трагизмом, переплетаясь так тесно, что швов не видно.

Дина Рубина

825 р.
8
Последнее время

"Последнее время" — новый роман Шамиля Идиатуллина, писателя и журналиста, автора книг "Убыр" (дилогия), "Город Брежнев" (премия "Большая книга") и "Бывшая Ленина".

На этой земле живут с начала времен. Здесь не было захватнических войн и переселения народов, великих империй и мировых религий. Земля позволяет "своим" жить сыто и весело — управлять зверями, птицами и погодой, обмениваться мыслями и чувствами, летать, колдовать — и безжалостно уничтожает "чужих". Этот порядок действует тысячелетиями, поддерживая незыблемый мир. А потом прекращается. И наступает последнее время.

"“Последнее время” — пожалуй, новый уровень отечественного этнофэнтези. Не знаю, понравилось бы вам жить в мире электрических рощ и заговоренных болот, беспечных “единений”, нуль-Т-дубов и самодвижущихся земляных рек. И главное — понравились бы вы этому миру? Но, так или иначе, выбраться оттуда будет нелегко. Это очень жесткий роман, где выбор самого доброго из всех возможных решений, увы, не работает". (Мария Галина)

"Невероятная и ни на что не похожая вселенная, которая покорится внимательному и терпеливому читателю, готовому к тому, чтобы его бросили в незнакомый жестокий мир и оставили там одного. Если вы привыкли к стандартному фэнтези, эта книга не для вас. “Игра престолов” по сравнению с этим романом — светлая и добрая история". (Владимир Гуриев)

"Шамиль Идиатуллин, один из главных голосов новой российской прозы, предлагает нам полдюжины разных книг под одной обложкой. Читать ли “Последнее время” как боевое фэнтези, исторический роман о племенах будущей России или трактат о поисках собственного пути по ходу катастрофического изменения всего порядка жизни — каждый решает сам". (Александр Гаврилов)

599 р.
9
Высокая кровь

Гражданская война. Двадцатый год. Лавины всадников и лошадей в заснеженных донских степях — и юный чекист-одиночка, "романтик революции", который гонится за перекати-полем человеческих судеб, где невозможно отличить красных от белых, героев от чудовищ, жертв от палачей и даже будто бы живых от мертвых.

Новый роман Сергея Самсонова — реанимированный "истерн", написанный на пределе исторической достоверности, масштабный эпос о корнях насилия и зла в русском характере и человеческой природе, о разрушительности власти и спасении в любви, об утопической мечте и крови, которой за нее приходится платить.

855 р.
10
Дебютант

Даже самое жестокое, неуловимое и безжалостное отравляющее вещество – лишь отражение тех, кто его применяет.

Где граница, за которой долг становится преступлением против человечности? Напряженный шпионский и политический триллер на пугающе актуальную тему от одного из самых читаемых за рубежом русских прозаиков.

Одна из главных тем нового, уже пятого по счету романа Сергея Лебедева, – тонкая и не всегда очевидная граница между добром и злом. Граница, которую порой так легко не заметить и превратиться из гениального ученого в опасного, лишенного моральных ограничений преступника, а из исполняющего свой долг бойца – в жестокого и безжалостного палача, слепо повинующегося приказам. Калитин разработал в секретной советской лаборатории неуловимое, не оставляющее ни следов, ни свидетелей отравляющее вещество Дебютант. И сбежал на Запад после развала страны. Шершнев, подполковник российских спецслужб, должен спустя тридцать лет найти и ликвидировать Калитина. Причем ликвидировать тем самым, некогда изобретенным им Дебютантом. Один ради науки и спокойствия страны изобретает смертельный яд, способный в мгновение ока убить все живое, до чего сможет дотянуться, другой ради все той же страны должен найти и ликвидировать первого. И только смертоносный яд, ожидающий своего часа, не разбирает ни географии, ни политики.


В советское время Калитин работал в секретной лаборатории, располагающейся на отдаленном острове. Там, в недрах мрачных подземелий, вырытых под массивной цитаделью бывшего монастыря, он создал главное творение своей жизни… Дебютант – газ, мгновенно убивающий жертву и не оставляющий никаких следов своего применения, жестокий и беспощадный монстр, не имеющий отпечатков пальцев, лишенный какого-либо тела, которое можно выследить. Но Советский Союз распался, и Калитин вынужден был бежать. Здесь, в стране бывшего противника, он предается воспоминаниям, надеется на возможность вновь получить в свое распоряжение лабораторию и доработать ужасный яд. Но родина, которая, ненадолго разжав стальные челюсти, выпустила ученого, теперь вновь окрепла. У России, как и у СССР, нет жалости к перебежчикам, но есть огромные возможности, а главное, те же самые средства. Ликвидировать ученого вылетают майор Гребенюк и подполковник Шершнев, везущий в своем чемодане изящный флакон, внутри которого ждет своего часа Дебютант.

451 р.
Скидка 10%
501 р.
11
Как я был Анной

Павел Селуков родился в 1986 году на окраине Перми. Пишет прозу и сценарии. Сборник "Добыть Тарковского" вошел в короткий список премии "БОЛЬШАЯ КНИГА".

"Как я был Анной" — книга рассказов, которые можно окрестить абсурдными, фантастическими, сатирическими или даже обозвать загадочным словом "притчи". Пацанско-маргинальная тема здесь не становится ведущей. Герои Селукова выросли, добыли своих Тарковских, после чего вдруг обнаружили, что это не конец путешествия, а только его начало.

"Я его спросила — равви, почему нельзя говорить, учить, проповедовать, а можно только показывать и являть? А он ответил — потому что говорящий не знает, а знающий не говорит.

Я его спросила — равви, как мне закончить этот рассказ? А он ответил — ничего нельзя закончить, смерти-то нет".

432 р.
Скидка 10%
480 р.
12
Рассказы пьяного просода

Рассказы таинственного персонажа, чьего имени мы никогда не узнаем (а вдруг его и нет?), названного с лёгкой руки одной древнегреческой девочки «пьяным просодом» (а ведь он никогда не пил ничего, кроме молока!) — не что иное, как Книга Жизней (одной? или многих?) и Времён (многих — но просвечивающих друг сквозь друга, какое бы расстояние их ни разделяло). А главная её героиня — нет, не ускользающий от имени просод и его собеседница, но — прозрачная, проницаемая в обе стороны — граница между жизнью и смертью.

«Изящная и трогательная проза Нади Делаланд читается легко и запоминается надолго, как первый танец с любимым человеком». — Соломон Волков

«Это забавные рассказы с некоторым налетом магического реализма и чистого волшебства, но при этом не перестающие быть вполне себе реалистичными, близкими нам по времени, по бытовым деталям, по всему тому, что многие из нас переживали, либо наблюдали со стороны». — Алексей Сальников

 

«Книга поэта и критика, известного как Надя Делаланд, с прямым участием этого самого просода захватит, как метель у Пушкина, буквально с первых страниц, закрутит и завертит». — Александр Чанцев

«Рассказы таинственного персонажа, чьего имени мы никогда не узнаем. А главная их героиня — прозрачная, проницаемая в обе стороны — граница между жизнью и смертью». — Ольга Балла

635 р.
13
Время говорить

Керен Климовски (р. 1985) — прозаик, драматург, сценарист, сооснователь Театра КЕФ в г. Мальмё (Швеция). Публикуется с пятнадцати лет в российских, американских и израильских журналах. Дипломант премии "Дебют", лауреат конкурсов "Кульминация", "Ремарка" и других. Спектакли по пьесам Климовски идут во многих российских и зарубежных театрах.

Израиль, конец 1990-х — начало 2000-х. Двенадцатилетняя Мишка растет в благополучной семье с мамой-сказочницей и папой-профессором. Вся ее жизнь круто поменяется, когда она узнает о разводе родителей. За четыре года Мишке придется резко повзрослеть и пережить слишком много драматических событий, чтобы обрести свой голос и понять, что настало ее "время говорить".

В книге "Время говорить", "симфонии взросления", как называет ее автор, соединились роман-путешествие, детектив и семейная драма. Столь же пестрый и многообразный и сам мир Израиля — до невозможности парадоксальный, противоречивый и удивительный.

"Эта яркая, болевая и мужественная проза — настоящий роман воспитания, роман взросления. “Время говорить” мог бы в чем-то напомнить культовую повесть Сэлинджера “Над пропастью во ржи”, если б героиня взрослела в стране попроще, чем Израиль. А это бурная, упрямо-неуступчивая страна праведников и нечестивцев. Потому в ней и вырастают люди бескомпромиссные, даже — беспощадные. Но — переполненные любовью. Такие, как девочка со странным именем Мишель".

Дина Рубина

523 р.
Скидка 5%
550 р.
14
Клад

В сборнике прозы Алана Черчесова представлены тексты разных лет — от дебютного рассказа начинающего писателя до свежих проб пера маститого автора, чей творческий почерк непредсказуемо и постоянно меняется, но, странное дело, остается при этом легко узнаваемым, ярким, уверенным, неповторимым. Виртуозно владея оттенками стилей и жанровым многообразием, Черчесов свободно перемещается в литературно-географических координатах пространства и времени, приглашая нас отправляться вслед за сюжетом то в суровые горы Кавказа, то в столицу России, то в деревушку на юге Болгарии, то в Монте-Карло, то в Мексику. В повестях и рассказах его XIX век органично соседствует с нынешним, вечность — с минутой, притча — с легендой, драма — с романтикой, юмор — с трагедией, а любовь и надежда — с печалью. Проза на всякий читательский вкус — при непременном условии, что вкус этот точно имеется.

Литературные премии Алана Черчесова:

2001 г. — Малая премия им. Аполлона Григорьева Академии русской современной словесности за роман «Венок на могилу ветра».

2001 г. — Финалист премии «Букер» за роман «Венок на могилу ветра».

2001 г. — Номинант премии «Национальный бестселлер» за роман «Венок на могилу ветра».

2005 г. — Премия журнала «Октябрь» за лучшую публикацию года за роман «Вилла Бель-Летра».

2006 г. — Финалист премии «Русский Букер» за роман «Вилла Бель-Летра».

2006 г. — Номинант премии «Большая книга» за роман «Вилла Бель-Летра».

2012 г. — Номинант премии «Большая книга» за роман «Дон Иван».

525 р.
15
Важенка. Портрет самозванки

Елена Посвятовская – прозаик. Автор книги "Жила Лиса в избушке", участник сборников "33 отеля, или Здравствуй, красивая жизнь!" и "Птичий рынок".

"Проза высшего сорта… Это настоящее" (Татьяна Толстая).

Кому-то счастье само идет в руки, но не ей, провинциалке Ире Важиной, Важенке. Ее никто не ждет за уютными ленинградскими окнами. Ничего, она уже на пороге сказочной жизни, она пробьется — любой ценой… Роман "Важенка. Портрет самозванки" — яркая, динамичная история обычной, казалось бы, девчонки из 80-х, чья борьба за место под солнцем доводит ее до последней черты.

"А в тридцати километрах от них ворочался, не спал каменный, сырой город, и теперь уже точно, что он им уступит, повернется добрым солнечным боком. Все казалось возможным, нет границ, все получится — что такое “все”, трудно определить, когда тебе семнадцать, но, что получится, совершенно же ясно".

451 р.
Скидка 10%
501 р.
16
Кластер

Темнота холодна.

Темнота — самое древнее зло: сжимает, разрывает, утаскивает. Все это знают: и Лара, и Руся, и Серый Собак. Знает это и маленький медведь Сёма.

Сколько он себя помнит, от протянутых лап темноты его берегло только главное солнце — то, что воткнуто в самую середину потолка. Вот только это солнце совсем скоро закончится: осколки уже падали за Кукольным Домом.

Чёрное солнце — что может быть страшнее?

…разве только ловцы.

"Захарову удаётся главный для писателя фокус — сделать героев живыми. На живых людей у него похожи и певицы, и игрушечные медведи, и даже чиновники с гендирами и начдепами".

Егор Михайлов, "Афиша Daily"

"Захаров взламывает жанр производственного романа: абсолютно достоверную реальность российской корпорации он перемешивает с тем, что ей чуждо и неподвластно — нежностью и человечностью".

Александр Гаврилов

"Если вам кто-то скажет, что “Кластер” — это антиутопия, или памфлет, или производственный роман, или психологический триллер, — не верьте. То есть — и это тоже. Но это всё обертки. А главное — внутри: детство и игрушки. Игрушки, которые остались честны и благородны, когда мы сами... Впрочем, есть ещё люди, которые достойны своих детских игрушек.

Андрей Лазарчук

495 р.
Скидка 10%
550 р.
17
Свободная страна

Женщина, преодолевшая ад и добившаяся в жизни всего. Современная Россия как страна возможностей во всех смыслах. Умопомрачительные пейзажи Горного Алтая и виды Петербурга. А еще политическая подоплека, семейные ценности и любовь. Все это есть в романе «Свободная страна». Подросток, ищущий свободы в преступлениях, женщина, добивающаяся свободы силой воли и упорным трудом, мужчина, просящий о свободе самого важного человека в стране. Герои книги страдают, думают, боятся, но в конце концов приходят к свету.

«Ася Петрова написала роман о страсти, страдании и счастье. И свободе. Просто, увлекательно, достоверно. Женская судьба, которая на глазах срастается с пространствами страны». — Сергей Шаргунов

«Ася Петрова чутко слышит звонкий нерв молодости — порой надрывный, срывающийся, порой набирающий уверенность и силу самостояния. А еще она видит мелочи, на которые многие не обращают внимания. Именно эти точные мелочи сшивают противоречивую историю Юлии из "Свободной страны" в единое полотно, на удивление пестрое и на удивление гармоничное». — Павел Крусанов

709 р.
18
Секретики

Петр Алешковский — прозаик, историк, автор многих книг, в том числе “Крепость” (премия “Русский Букер”), “Рыба”, "Жизнеописание Хорька", “Арлекин”.

“Секретики” — непридуманный роман воспитания. Это книга о детстве и юности, о взрослении, которое пришлось на 1960–1970-е годы. Московские дворы и советская школа, подростковые бунты и семейные тайны, джинсы и пластинки “Битлз”… Автор исследует прошлое и “секретики”, положенные до времени под стекло.

"В детстве мы живем лишь сегодняшним днем, повзрослев, обретаем прошлое".

19
Недо

Алексей Слаповский — писатель и драматург, финалист премий "Русский Букер" и "Большая книга", автор романов "Я — не я", "День денег", "Синдром феникса", "Победительница", "Они", "Гений", "Неизвестность". Каждая новая книга Слаповского — эксперимент над жанром, собой и читателем.

"Недо" — роман-столкновение. В устоявшуюся жизнь литератора Грошева, сменившего несколько работ, жен и квартир, врывается Юна, саратовская девчонка из новейшего поколения — стиль унисекс и полное отсутствие авторитетов. Она уже не смотрела мультик про 38 попугаев, "что-то слышала" про штурм Белого дома, но судит обо всем абсолютно уверенно. Устами этой "младеницы", возможно, и глаголет истина, но еще Юна отлично умеет воровать, драться, пить и задавать неудобные вопросы. Недооценил ее сначала Грошев. Недопонял. Да и себя, оказывается, тоже. Сплошное "недо" — как всегда.

20
Сады Виверны

Юрий Буйда — прозаик, автор романов "Пятое царство", "Синяя кровь", "Прусская невеста" (шорт-лист премии "Русский Букер"), "Вор, шпион и убийца" (премия "Большая книга"). Его книги переведены на многие языки.

"Сады Виверны" — дерзкое путешествие по трем странам и четырем эпохам. Искусный колдун превращает уродливых женщин в красавиц и оборачивается зверем, милосердный инквизитор отправляет на костер Джордано Бруно и сражается с драконом, бесстрашный шалопай вступает в схватку с темным маркизом и защищает невинных девушек от санкюлотов, а многоликий агент петербургской полиции убивает великого князя и спасает от нацистов будущего президента Франции... И всеми невероятными событиями управляет Эрос истории, бог древний и безжалостный.

"Когда мы вышли во двор, она вдруг повернулась ко мне и проговорила, глядя прямо в глаза:

— Тебе не придется выбирать между мной и Ноттой, потому что у любви нет множественного числа, как у красоты, железа и Бога".