Книги – лауреаты и финалисты престижных российских литературных премий-2018

1
Калечина-Малечина
Калечина-Малечина
Отложить в избранное
Евгения Некрасова – писательница, сценаристка. Ее цикл прозы "Несчастливая Москва" удостоен премии "Лицей". Родилась в Астраханской области, детство провела в Подмосковье, сейчас живёт в Москве. Окончила Московскую школу нового кино. В новом романе "Калечина-Малечина", как и во всей прозе Евгении Некрасовой, соединяются магический реализм, фольклор и эксперимент, чувствуется влияние Гоголя, Ремизова, Платонова, Петрушевской. Девочка Катя живёт с родителями в маленьком городе на 11 этаже обычного панельного дома. В Катином мире из заводской трубы появляется остроносая змея, пятна на потолке превращаются в человеческие фигуры, а столбики цифр складываются в стихи. Но миру вокруг Катя не нужна: "невыросшие" дразнят, а у "выросших" нет на нее сил и времени. И Катя находит для себя выход. Но тут вмешивается Кикимора, живущая за плитой на кухне… Вместе они отправляются в опасное путешествие, и невольно превосходят по жестокости тех, кто калечил их. "Калечина-Малечина" – это роман об отчаянии и непонимании, о поиске сочувствия и милосердии, о том, что монстром стать легко – если тебя никто не любит. Героиня "Калечины-Малечины" – это и русский Холден Колфилд, и такой маленький, ещё непьющий Веничка. Но у Холдена был его нон-конформизм, а у Венички – женщина на перроне в Петушках и ангелы небесные. А у Кати – никого! А потом – Кикимора. Евгения Некрасова
375 р.
Скидка 13%
2
Июнь
Июнь
Отложить в избранное
Новый роман Дмитрия Быкова – как всегда, яркий эксперимент, литературное событие. Три самостоятельные истории, три разных жанра. Трагикомедия, в которую попадает поэт, студент знаменитого ИФЛИ. Драма советского журналиста: любовь и измена, эмиграция и донос, арест и предательство. Гротескная, конспирологическая сказка о безумном ученом, раскрывшем механизмы управления миром с помощью языка и текста. В центре всех историй – двадцатый век, предчувствие войны и судьбы людей в их столкновении с эпохой.
466 р.
Скидка 29%
3
iPhuck 10
iPhuck 10
Отложить в избранное
Порфирий Петрович - литературно-полицейский алгоритм. Он расследует преступления и одновременно пишет об этом детективные романы, зарабатывая средства для Полицейского Управления. Маруха Чо - искусствовед с большими деньгами и баба с яйцами по официальному гендеру. Ее специальность - так называемый “гипс”, искусство первой четверти XXI века. Ей нужен помощник для анализа рынка. Им становится взятый в аренду Порфирий. “iPhuck 10” - самый дорогой любовный гаджет на рынке и одновременно самый знаменитый из 244 детективов Порфирия Петровича. Это настоящий шедевр алгоритмической полицейской прозы конца века - энциклопедический роман о будущем любви, искусства и всего остального. #cybersex, #gadgets, #искусственныйИнтеллект, #современноеИскусство, #детектив, #genderStudies, #триллер, #кудаВсеКатится, #содержитНецензурнуюБрань, #makingMovies, #тыПолюбитьЗаставилаСебяЧтобыПлеснутьМнеВДушуЧернымЯдом, #résistance
4
Рецепты сотворения мира
Рецепты сотворения мира
Отложить в избранное
Андрей Филимонов – писатель, поэт, журналист. В 2012 году придумал и запустил по России и Европе Передвижной поэтический фестиваль "ПлясНигде". Автор нескольких поэтических сборников и романа "Головастик и святые" (шорт-лист премий "Национальный бестселлер" и "НОС"). "Рецепты сотворения мира! – это "сказка, основанная на реальном опыте", квест в лабиринте семейной истории, петляющей от Парижа до Сибири через весь XX век. Члены семьи – самые обычные люди: предатели и герои, эмигранты и коммунисты, жертвы репрессий и кавалеры орденов. Дядя Вася погиб в Большом театре, юнкер Володя проиграл сражение на Перекопе, юный летчик Митя во время войны крутил на Аляске роман с американкой из племени апачей, которую звали А-36… И никто из них не рассказал о своей жизни. В лучшем случае – оставил в семейном архиве несколько писем… И главный герой романа отправляется на тот берег Леты, чтобы лично пообщаться с тенями забытых предков.
5
Прыжок в длину
Прыжок в длину
Отложить в избранное
Ольга Славникова — известный прозаик, эссеист, культуртрегер, автор романов "2017" (премия "Русский Букер"), "Стрекоза, увеличенная до размеров собаки", "Один в зеркале", "Бессмертный", "Легкая голова". Роман "Прыжок в длину" удостоен премии "Книга года", вошел в шорт-лист премий "Большая книга" и "Ясная Поляна". Олег Ведерников заканчивает школу и готовится к чемпионату Европы — на него возлагают большие надежды. Однажды он совершает чемпионский прыжок — выталкивает из-под колес летящего джипа соседского мальчика и… лишается обеих ног. В обмен на спасенную жизнь он получает жизнь сломанную, а мальчик становится его зловещей тенью… За талантливым человеком по пятам идет рок. В момент наивысшей вспышки таланта он наиболее уязвим, и судьба наносит удар. Ольга Славникова Антитеза "левитирующего" Олега и "приземленного" Женечки, их родственность-вражда, их соперничество — всё взвешенно, всё к месту, всё не просто так. Наталья Кочеткова, Lenta.ru Это роман с трудным характером, как аристократ самых благородных кровей. Он красив, статен, капризен, заносчив и временами жесток. Он особенный. Элита. Марина Флёрова, LiveLib
466 р.
Скидка 10%
6
Бюро проверки
Бюро проверки
Отложить в избранное
Александр Архангельский – прозаик, телеведущий, публицист. Автор книг "Музей революции", "Цена отсечения", "1962. Послание к Тимофею" и других. В его прозе история отдельных героев всегда разворачивается на фоне знакомых примет времени — будь то прошлое или политические игры современности. Новый роман "Бюро проверки" – это и детектив, и история взросления, и портрет эпохи, и завязка сегодняшних противоречий. 1980 год. Загадочная телеграмма заставляет аспиранта Алексея Ноговицына вернуться из стройотряда. Действие романа занимает всего девять дней, и в этот короткий отрезок умещается всё: история любви с умной и жесткой девушкой Мусей, религиозные метания, просмотры запрещенных фильмов и допросы в КГБ. Все, что происходит с героем – не случайно. Кто-то проверяет его на прочность. А фоном – нарядная и душная олимпийская Москва, квартиры, улицы, электрички, аудитории МГУ, прощание с Высоцким, Лужники.
7
Люди черного дракона
Люди черного дракона
Отложить в избранное
Черный дракон, Хэйлунцзян — так называют китайцы реку Амур. На ее русском берегу, в селе Бывалом перед и после революции 1917 года селятся представители сразу трех народов — русского, китайского и еврейского. Эта горючая смесь порождает основу для необыкновенных событий. Появляется первый голем Черной реки, которого слепил знаток Каббалы старый Соломон, девочка Сяо Юй становится русалкой, китайские демоны возмездия вэйфанжэнь карают жестоких убийц, таинственный даосский волшебник Лю Бань обучает китайцев боевым искусствам, в селе рождается лекарь, побеждающий саму смерть. Много чего случается на этом малоизвестном континенте, расположенном на берегу Черного дракона. Многое, что вскорости может случиться и с нами.
8
Нас украли. История преступлений
Нас украли. История преступлений
Отложить в избранное
Роман "Нас украли. История преступлений" - это детектив нового поколения. В нем не действуют честные, умные следователи, класс, практически исчезнувший у нас. Это та история, в которой жертвы не хотят расследования, и тому есть причина. А вот что это за причина, читатели сами поймут к концу романа: ведь в каждом из нас сидит следователь, благородный, умный, не берущий взяток, стремящийся к истине и понимающий, что на свете есть такая странная вещь как любовь. Ваша Л.С.
398 р.
Скидка 10%
9
Раунд: оптический роман
Раунд: оптический роман
Отложить в избранное
Анна Немзер родилась в 1980 году, закончила историко-филологический факультет РГГУ. Шеф-редактор и ведущая телеканала "Дождь", соавтор проекта "Музей 90-х", занимается изучением исторической памяти и стирания границ между историей и политикой. Дебютный роман "Плен" (2013) был посвящен травматическому военному опыту и стал финалистом премии Ивана Петровича Белкина. Роман Анны Немзер "Раунд" построен на разговорах. Человека с человеком – интервью, допрос у следователя, сеанс у психоаналитика, показания в зале суда, рэп-баттл; человека с прошлым и с самим собой. Благодаря особой авторской оптике кадры старой кинохроники обретают цвет, затертые проблемы – остроту и боль, а человеческие судьбы – страсть и, возможно, прощение. "Оптический роман" про силу воли и ценность слова. Но прежде всего – про любовь. "Дети, родившиеся в конце ХХ века, выросли и предъявили нам свой собственный новый язык, новую, сегодняшнего дня литературу с новыми героями и прежде немыслимыми ситуациями. Любовь оказывается не только сильнее смерти, но даже сильнее самого пола. Проблемы все те же, вечные, но стремительно изменившееся время накладывает новые черты на мышление, на поведение, даже на отношение к самому себе – часто жесткое и беспощадное. Замечательный жест в сторону ушедшего и еще не ушедшего поколения, попытка взаимопонимания и примирения". Людмила Улицкая
317 р.
Скидка 14%
10
Страдающее Средневековье. Подарочное издание
Страдающее Средневековье. Подарочное издание
Отложить в избранное
Перед вами второе, дополненное издание "Страдающего Средневековья". Эта книга расскажет, как в христианском искусстве священное переплеталось с комичным, монструозным или непристойным. Речь пойдет не только о прошлом, но и о том, как сегодня читать средневековые образы. Откуда на страницах Псалтирей и Часословов монстры в монашеских рясах? Зачем на стенах храмов изображали любовников в неприличных позах? Почему Сатану и Антихриста порой представляли с нимбами, словно святых? Как Христос стал аллегорией философского камня в алхимических трактатах? Принято считать, что художник того времени действовал в строгих рамках, заданных церковным каноном, волей заказчика и древними образцами. Но на деле у средневековых мастеров оставалось пространство для визуального эксперимента с сакральными сюжетами. Вместе мы выясним, где в средневековом искусстве пролегала граница между дозволенным смехом и святотатством. Эта книга была создана по инициативе сообщества "Страдающее Средневековье", объединившего более полмиллиона подписчиков.
1 148 р.
11
Аккордеоновые крылья
Аккордеоновые крылья
Отложить в избранное
Работала Антонина на кондитерской фабрике. Носила юбки и платья необъятных размеров. И не догадывалась, что скоро случится у нее великая любовь с седеющим аккордеонистом, который наигрывает вальсы возле метро. Любовь случилась, но счастливая жизнь не обещала быть долгой… Антонина с легким сердцем отпустила его – когда аккордеонист, прощаясь, разбежался на пустынном перроне и улетел на крыльях своей музыки, навсегда оставляя в сердце возлюбленной нежность и боль... Перед вами сборник новелл, которые объединяет не только стиль повествования – в них переплетаются "цветочная" нить любви и "черная" ниточка боли. И "цветочного" в них, как и в нашей жизни, всё-таки больше!
323 р.
Скидка 17%
12
Секретное море
Секретное море
Отложить в избранное
Роман Максима Матковского удивительно созвучен нашему времени. Он – о вечном ожидании чуда в трущобах, о людях, живущих где-то между адом и гастрономом "Вкусненький", зависших на полпути от бытовухи к вечности… Хорошо знакомая многим "правда жизни" великолепно дана в романе через разные грани фольклора, в том числе городского и детского. Это всем знакомые "Черная рука" или "Красная простыня". Но у современной страшилки Матковского свое название – "Секретное море".
451 р.
Скидка 15%
13
Открывается внутрь
Открывается внутрь
Ксения Букша
Отложить в избранное
Ксения Букша – писатель, копирайтер, переводчик, журналист. Автор биографии Казимира Малевича, романов "Завод “Свобода”" (премия "Национальный бестселлер") и "Рамка". "Пока Рита плавает, я рисую наброски: родителей, тренеров, мальчишек и девчонок. Детей рисовать труднее всего, потому что они все время вертятся. Постоянно получается так, что у меня на бумаге четыре ноги и три руки. Но если подумать, это ведь правда: когда мы сидим, у нас ног две, а когда бежим – двенадцать. Когда я рисую, никто меня не замечает". "Я купил себе маркер и стал ходить по району и рисовать, ну, там, где видно, разных человечков... Потом я стал часто встречать этих чуваков, которых я нарисовал на стенах, я вспоминал, как я каждого из них нарисовал, и мне становилось теплее". Ксения Букша тоже рисует человека одним штрихом, одной точной фразой. В этой книге живут не персонажи и не герои, а именно люди. Странные, заброшенные, усталые, счастливые, несчастные, но всегда настоящие. Автор не придумывает их, скорее – дает им слово. Зарисовки складываются в единую историю, ситуации – в общую судьбу, и чужие оказываются (а иногда и становятся) близкими.
Нет в наличии
14
Театр отчаяния. Отчаянный театр
Театр отчаяния. Отчаянный театр
Гришковец Е.
Отложить в избранное
"Роман называется "Театр отчаяния. Отчаянный театр". Эта объёмная книга написана как биографическая история, но главным героем романа является не человек, или не столько человек, как призвание, движущее и ведущее человека к непонятой человеку цели". Евгений Гришковец.
Нет в наличии

Комментарии(0)

Комментариев ещё нет — вы можете быть первым
Написать комментарий