Non Fiction 2018. Все самое интересное

Есть книги, пропустить которые было бы ошибкой. И все они представлены на самом ожидаемом итоговом книжном празднике уходящего года – выставке Non Fiction 2018. Эта подборка поможет разобраться в лавине книг тем, кто посетит ярмарку, для тех же, кто по каким-либо причинам не смог туда добраться, она будет просто бесценной
1
Бремя черных
Бремя черных
Отложить в избранное
В этой книге собраны новые стихотворения Дмитрия Быкова, а также современная версия пьесы "Мизантроп", переведенная по мотивам пьесы Ж.-Б. Мольера для театральной постановки, премьера которой состоится в конце 2018 года.
2
Дети мои
Дети мои
Отложить в избранное
"Дети мои" — новый роман Гузель Яхиной, самой яркой дебютантки в истории российской литературы новейшего времени, лауреата премий "Большая книга" и "Ясная Поляна" за бестселлер "Зулейха открывает глаза". "В первом романе, стремительно прославившемся и через год после дебюта жившем уже в тридцати переводах и на верху мировых литературных премий, Гузель Яхина швырнула нас в Сибирь и при этом показала татарщину в себе, и в России, и, можно сказать, во всех нас. А теперь она погружает читателя в холодную волжскую воду, в волглый мох и торф, в зыбь и слизь, в Этель–Булгу–Су, и ее “мысль народная”, как Волга, глубока, и она прощупывает неметчину в себе, и в России, и, можно сказать, во всех нас. В сюжете вообще-то на первом плане любовь, смерть, и история, и политика, и война, и творчество..." Елена Костюкович Поволжье, 1920–1930-е годы. Якоб Бах – российский немец, учитель в колонии Гнаденталь. Он давно отвернулся от мира, растит единственную дочь Анче на уединенном хуторе и пишет волшебные сказки, которые чудесным и трагическим образом воплощаются в реальность. "Я хотела рассказать о мире немецкого Поволжья – ярком, самобытном, живом – о мире, когда-то созданном пришлыми людьми в чужой стране, а сегодня затерянном в прошлом. Но это еще и история о том, как большая любовь порождает страхи в нашем сердце и одновременно помогает их превозмочь" Гузель Яхина
3
Наполеонов обоз. Книга 1: Рябиновый клин
Наполеонов обоз. Книга 1: Рябиновый клин
Отложить в избранное
Роман в трех книгах "Наполеонов обоз" при всем множестве тем и мотивов – история огромной любви. История Орфея и Эвридики, только разлученных жизнью. Первая книга "Рябиновый клин" - о зарождении чувства.
4
Время колоть лёд
Время колоть лёд
Отложить в избранное
Книга “Время колоть лёд” родилась из разговоров актрисы Чулпан Хаматовой и ее подруги, журналиста, кинодокументалиста Катерины Гордеевой. Катя спрашивает, Чулпан отвечает. Иногда — наоборот. Каким было телевидение девяностых, когда оно кончилось и почему; чем дышал театр начала двухтысячных и почему спустя десять лет это стало опасным. Но, главное, как же вышло так, что совершенно разными путями подруги — Чулпан и Катя — пришли к фонду “Подари жизнь”? И почему именно это дело они считают самым важным сегодня, чем-то похожим на колку льда в постоянно замерзающей стране? “Эта книга — и роман воспитания, и журналистское расследование, и дневник событий, и диалог двух подруг на грани исповеди” (Людмила Улицкая).
600 р.
Скидка 13%
5
Защита от темных искусств
Защита от темных искусств
Отложить в избранное
В чем научная разгадка демонической одержимости, как работает гипноз, можно ли верить предсказаниям судьбы и астрологическим прогнозам, почему экстрасенсы часто оказываются правы, кто умеет читать мысли и зачем математики моделируют нашествие зомби. Александр Панчин показывает, что за большинством древнейших страхов и предрассудков стоят законы физики, биологии и психологии. И если вы проснулись ночью с ощущением того, что не можете пошевелиться, а на вашей груди кто-то сидит, то все дело вовсе не в скандинавском демоне-душителе маре, не в славянском домовом и не в восточном джине, хотя исторически именно они считались виновниками этой напасти. Речь идет о так называемом сонном параличе, возникающем в результате резкого пробуждения во время фазы быстрого сна, который хотя бы раз в жизни испытал каждый десятый человек.
459 р.
Скидка 24%
6
Фамильные ценности. Книга обретенных мемуаров
Фамильные ценности. Книга обретенных мемуаров
Отложить в избранное
Александр Васильев (р. 1958) – историк моды, телеведущий, театральный художник, президент Фонда Александра Васильева, почетный член Академии художеств России, кавалер ордена Искусств и Литературы Франции и ордена Креста Латвии. Научный руководитель программы "Теория и индустрия моды" в МГУ, автор многочисленных книг по истории моды, ставших бестселлерами: "Красота в изгнании", "Русская мода. 150 лет в фотографиях", "Русский Голливуд" и др. Семейное древо Васильевых необычайно ветвисто. В роду у Александра Васильева были французские и английские аристократы, государственные деятели эпохи Екатерины Великой, актеры, оперные певцы, театральные режиссеры и художники. Сам же он стал всемирно известным историком моды и обладателем уникальной коллекции исторического костюма. Однако по собственному признанию, самой главной фамильной ценностью для него являются воспоминания, которые и вошли в эту книгу. Первая часть книги – мемуары Петра Павловича Васильева, театрального режиссера и дяди Александра Васильева, о жизни семьи в дореволюционной Самаре и скитаниях по Сибири, окончившихся в Москве. Вторая часть – воспоминания отца нашего героя, Александра Павловича – знаменитого театрального художника. А в третьей части звучит голос самого Александра Васильева, рассказывающего о талантливых предках и зарождении знаменитой коллекции, о детстве и первой любви, о работе в театре и эмиграции в Париж.
675 р.
Скидка 13%
7
Собибор. Возвращение подвига Александра Печерского
Собибор. Возвращение подвига Александра Печерского
Отложить в избранное
Известный журналист Николай Сванидзе и глава Фонда Александра Печерского Илья Васильев прослеживают историю забвения и признания подвига собиборцев с 1943 года и до наших дней. В книгу вошли не публиковавшаяся ранее рукопись воспоминаний A.А. Печерского, поэма Марка Гейликмана "Люка", а также ряд эссе российских и зарубежных политиков, общественных деятелей, мастеров культуры, среди которых В. Познер, Д. Быков, К. Хабенский, B. Володин, Ю. Эдельштейн. Центральное место в книге занимает исследование Ильи Васильева и Николая Сванидзе, отвечающее на вопрос: почему героическое восстание в нацистском лагере смерти Собибор в течение почти 70 лет, не получало должного признания в Советском Союзе, в постсоветской России и в остальном мире. На большом фактическом материале авторы прослеживают историю забвения и признания подвига собиборцев с 1943 года и до наших дней. Кроме того, в сборник вошли не публиковавшаяся ранее рукопись воспоминаний Александра Печерского, поэма Марка Гейликмана "Люка", давшая старт международной кампании по увековечению памяти героев восстания в Собиборе, а также эссе Вячеслава Володина, Юлия Эдельштейна, Дмитрия Быкова, Владимира Познера, Константина Хабенского, предлагающих свои разгадки личности Александра Печерского и того, что произошло 14 октября 1943 года в лагере смерти Собибор. В книгу включены уникальные, ранее не публиковавшиеся фотографии и документы о восстании и жизни его участников. Издание подготовлено Фондом Александра Печерского.
8
Дом до свиданий и новые беспринцыпные истории
Дом до свиданий и новые беспринцыпные истории
Отложить в избранное
Александр Цыпкин — один из самых необычных литературных и театральных дебютов за последнее время. Его первый сборник лирическо-хулиганских рассказов "Женщины непреклонного возраста" стал самой продаваемой сатирической книгой в России в 2015 году. Сегодня тираж достиг 50 000 экземпляров. Рассказы, собранные в новой книге, читали со сцены такие актеры как Сергей Бурунов, Максим Виторган, Сергей Гармаш, Михаил Горевой, Ингеборга Дапкунайте, Виктория Исакова, Данила Козловский, Анна Михалкова, Михаил Морозов, Елена Полякова, Петр Семак, Павел Табаков, Полина Толстун, Андрей Ургант, Николай Фоменко, Константин Хабенский, Юлия Хлынина, Дмитрий Чеботарев, Катерина Шпица, и др.
9
Еда как Праздник
Еда как Праздник
Отложить в избранное
Как превратить любой день в настоящий праздник? Откройте эту книгу, и вы почувствуете запах только что поджаренного стейка, дымящейся картошечки в беконе, тягучего жареного сыра. Эта книга для тех, кто хочет хорошо готовить, вкусно кушать и ярко жить. В ней собраны простые блюда, которые сделают любой день праздничным, и за продуктами не нужно лететь за тридевять земель. Все рецепты уже много лет радуют моих близких, а теперь устро- ить застолье без повода можете и вы. Вот такую книгу предлагает вам автор, Сергей Леонов, шеф-повар сети кафе ХлебНасущный - очень открытый, энергичный и жизнерадостный человек!
10
О науке без звериной серьёзности
О науке без звериной серьёзности
Отложить в избранное
О чем это? • о ключевых словах современной науки; • о самых страшных экспериментах; • о сущности цивилизации. "Любому человеку нужен просто разговор – о важном, научном. Это задача научных журналистов. И один из самых ярких, самых ясных, самых ответственных – Григорий Тарасевич". Александр Архангельский, телеведущий, писатель, профессор Высшей школы Экономики "…Книга вызывает множество противоречивых чувств: с рядом моментов хочется спорить, от большинства историй смеялась в голос, а от некоторых глав становилось безумно грустно". Ольга Ребковец, Руководитель проекта "Тотальный диктант"
11
Тяжелый свет Куртейна. Синий
Тяжелый свет Куртейна. Синий
Отложить в избранное
Это первая часть большой трилогии о людях, духах, котах, полицейских, ангелах, морях и трамваях города Вильнюса и его изнанки. Или же просто первый слог заклинания, при помощи которого можно открыть если не сияющие небеса, то как минимум путь в свой личный, вместе с раем утраченный миф. Как скажете, так и будет. Читателю решать.
12
Призрачная дорога
Призрачная дорога
Отложить в избранное
Если живёшь на пути у Наполеона. Если по дороге в магазин встречаешь говорящего мертвеца. Если ребёнок, которого любишь, любит не тебя. Если заходишь в спальню, а твоя жена с другим. Если тот, кого никто не видит, неумолимо приближается к твоему дому… Каждый создаёт свой мир сам.
13
Проверочное слово
Проверочное слово
Отложить в избранное
Новая книга Веры Павловой "Проверочное слово" включает стихотворения 2015 -2018 годов о счастье, радости, которыми пропитана наша жизнь несмотря на все потери, боль, утраты, неизбежные в жизни каждого, и прозу, написанную в эти годы. Как всегда честно и искренне о самом главном предназначении любого - о любви - от одного из лучших поэтов современности.
14
Остров Сахалин
Остров Сахалин
Отложить в избранное
"Остров Сахалин" – это и парафраз Чехова, которого Эдуард Веркин трепетно чтит, и великолепный постапокалипсис, и отличный приключенческий роман, от которого невозможно оторваться, и нежная история любви, и грустная повесть об утраченной надежде. Книга не оставит равнодушными ни знатоков классической литературы, ни любителей Станислава Лема и братьев Стругацких. В ней есть приключения, экшн, непредсказуемые повороты сюжета, но есть и сложные футурологические конструкции, и философские рассуждения, и, разумеется, грустная, как и все настоящее, история подлинной любви.
15
Все, способные дышать дыхание
Все, способные дышать дыхание
Отложить в избранное
Когда в стране произошла трагедия, “асон”, когда разрушены города и не хватает маленьких желтых таблеток, помогающих от изнурительной "радужной болезни” с ее постоянной головной болью, когда страна впервые проиграла войну на своей территории, когда никто не может оказать ей помощь, как ни старается, когда, наконец, в любой момент может приползти из пустыни “буша-вэ-хирпа” – “стыд-и-позор”, слоистая буря, обдирающая кожу и вызывающая у человека стыд за собственное существование на земле, – кому может быть дело до собак и попугаев, кошек и фалабелл, верблюдов и бершевских гребнепалых ящериц? Никому – если бы кошка не подходила к тебе, не смотрела бы тебе в глаза радужными глазами и не говорила: “Голова, болит голова”. Это асон, пятый его признак – животные Израиля заговорили. Они не стали, как в сказках, умными, рациональными, просвещенными (или стали?) – они просто могут сказать: “Голова, болит голова” или “Я тебя не люблю”, – и это меняет все. Автор романа “Все, способные дышать дыхание”, писатель Линор Горалик, говорит, что главным героем ее книги следует считать эмпатию. Если это правда, то асон готовит эмпатии испытания, которые могут оказаться ей не по силам.
16
Искусство идеального пирога. Большая книга
Искусство идеального пирога. Большая книга
Отложить в избранное
В нашей книге мы соединили рецепты двух потрясающих бестселлеров Пироги и кое-что еще и Пироги и кое-что еще...2. У нас получилась настоящая энциклопедия пирогов, которая станет незаменимым помощником вам, так как все рецепты Ирины описаны с потрясающей точностью и просто не могут не получиться.
1 047 р.
Скидка 9%
17
Маруся отравилась: секс и смерть в 1920-е [антология]
Маруся отравилась: секс и смерть в 1920-е [антология]
Отложить в избранное
Сексуальная революция считается следствием социальной: раскрепощение приводит к новым формам семьи, к небывалой простоте нравов… Эта книга доказывает, что всё обстоит ровно наоборот. Проза, поэзия и драматургия двадцатых — естественное продолжение русского Cеребряного века с его пряным эротизмом и манией самоубийства, расцветающими обычно в эпоху реакции. Русская сексуальная революция была следствием отчаяния, результатом глобального разочарования в большевистском перевороте. Литература нэпа с ее удивительным сочетанием искренности, безвкусицы и непредставимой в СССР откровенности осталась уникальным памятником этой абсурдной и экзотической эпохи (Дмитрий Быков). В сборник вошли проза, стихи, пьесы Владимира Маяковского, Андрея Платонова, Алексея Толстого, Евгения Замятина, Николая Заболоцкого, Пантелеймона Романова, Леонида Добычина, Сергея Третьякова, а также произведения двадцатых годов, которые переиздаются впервые и давно стали библиографической редкостью.
18
Случайные жизни
Случайные жизни
Отложить в избранное
Его детство было детством "реписа", что в переводе с жаргона сотрудников Литфонда СССР означало "ребенок писателя". И совершенно неудивительно, что в старших классах школы сын прославленного писателя и драматурга Эдварда Радзинского был классическим представителем золотой молодежи. А потом — филологический факультет МГУ, запрещенная литература, русская вольнодумная классика. Кончилось все арестом по обвинению в антисоветской агитации и пропаганде. Ну, а затем диссидентство, обыски, слежка, камера №117 Лефортовской тюрьмы, Палата №4 Института судебной психиатрии имени Сербского, пятилетняя ссылка на лесоповал в Сибири, освобождение, вынужденная эмиграция, магистратура Колумбийского университета, работа брокером на Уолл-стрит, поиск полезных ископаемых в тропических джунглях Гайаны. Такой жизни с лихвой хватило бы на несколько биографий.
502 р.
Скидка 11%
19
Подарок принцессе. Рождественские истории
Подарок принцессе. Рождественские истории
Отложить в избранное
Книга "Подарок принцессе. Рождественские истории" из тех у Людмилы Петрушевской, которые были написаны в ожидании счастья. Ее примером, ее любимым писателем детства был Чарльз Диккенс, автор трогательной повести "Сверчок на печи". Вся старая Москва тогда ходила на этот мхатовский спектакль с великими актерами, чтобы в финале пролить слезы счастья. Собственно, и истории в данной книге – не будем этого скрывать – написаны с такой же целью. Так хочется радости, так хочется справедливости, награды для обыкновенных людей – и даже для небогатых и не слишком счастливых принцесс, художниц и вообще будущих невест. И большое облегчение, что именно в литературе это возможно. Пусть всем читателям будет счастье.
20
Домашние хлеб, колбаса, сыр своими руками для своей семьи. Pane e salame
Домашние хлеб, колбаса, сыр своими руками для своей семьи. Pane e salame
Отложить в избранное
Как приготовить салями? По-итальянски салями - это колбаса! Самая сущность всего колбасного мира. И нам предлагают в простых словах и ярких иллюстрациях весь процесс создания этого необыкновенно аппетитного продукта в домашних условиях. И кто предлагает: шеф-повар ресторана Болоньетте, живущий и готовящий в России уже более 12 лет. В книге представлены рецепты различного хлеба, белого и черного, многообразных видов колбас. И что самое интересное - вы найдете в книге супы, салаты, закуски с теми самыми хлебом и колбасой, которые вы приготовите дома.
21
Центр тяжести
Центр тяжести
Алексей Поляринов
Отложить в избранное
Роман Алексея Поляринова напоминает сложную систему озер. В нем и киберпанк, и величественные конструкции Дэвида Митчелла, и Борхес, и Дэвид Фостер Уоллес… Но его герои – молодые журналист, хакер и художница – живут в Москве и сопротивляются наступлению дивного нового мира. И защищают центр тяжести – свой, своих семей и своей родины – как умеют.
22
Счастье пахнет корицей. Рецепты для душевных моментов
Счастье пахнет корицей. Рецепты для душевных моментов
Отложить в избранное
Готовить - это нечто большее, чем записанный рецепт на пожелтевшем листке. Это душевные моменты и истории, которые мы каждый создаtм и проживаем на своих кухнях с нашими родными и друзьями - выпекая, отваривая, подрумянивая и сдабривая все это своей любовью. Новая книга Таты Червонной - про любовь в каждом кусочке, про счастье с ароматом корицы, про руки, обнимающие любимую кружку, и про тех, о ком мы думаем, замешивая тесто для самого вкусного яблочного пирога.
23
Стильный леттеринг с Анной Рольской. Все, что нужно знать о буквах, стилях, композиции и декоре
Стильный леттеринг с Анной Рольской. Все, что нужно знать о буквах, стилях, композиции и декоре
Анна Рольская
Серия: МИФ. Арт
Отложить в избранное
Как работать с буквами: от понимания, из чего они состоят, до их декорирования и составления композиций. Карандаш, кисти, акрил и даже планшет — начните с того, что под рукой. Выражайте себя в красивом хобби и получайте удовольствие от творчества.
24
Как читать и понимать музей. Философия музея
Как читать и понимать музей. Философия музея
Отложить в избранное
Что такое музей, хорошо известно каждому, но о его происхождении, развитии и, тем более, общественном влиянии осведомлены немногие. Такие темы обычно изучаются специалистами и составляют предмет отдельной науки — музеологии. Однако популярность, разнообразие, постоянный рост числа музеев требуют более глубокого проникновения в эти вопросы в том числе и от зрителей, без сотрудничества с которыми невозможен современный музей. Таков принцип новой музеологии. Способствовать пониманию природы музея, его философии, иными словами, тех общественных идей и отношений, которые формировали и трансформировали его — задача этой книги. Ее автор З. А. Бонами — музейный работник и музеолог, рассказывает в шести тематических очерках о ярких эпизодах, связанных со знаменитыми музеями: Лувром, Британским музеем, Музеем Метрополитен, Эрмитажем, Музеем изобразительных искусств им. А. С. Пушкина и др., надеясь заглянуть в будущее музея, как важнейшего института памяти. Издание содержит богатый иллюстративный материал, представляющий образ музея в мировом изобразительном искусстве и фотографии.
25
Жизнь оказалась длинной
Жизнь оказалась длинной
Отложить в избранное
В книге "Жизнь оказалась длинной" филолог и мемуарист Людмила Сергеева рассказывает о своих встречах с известными людьми. "Вслед за Иосифом Бродским я надеюсь, что “Бог сохраняет всё; особенно – слова прощенья и любви, как собственный свой голос”. Книга моя – благодарная дань памяти". Иосиф Бродский, приезжая в Москву, останавливался в доме Людмилы и Андрея Сергеевых ("тут был обжитый им диван, любимое кресло-качалка", велись "задушевные разговоры"); Сергеевы бывали у Анны Ахматовой ("поразили одновременно ее простота и величие"); автор сблизилась с Надеждой Мандельштам ("не великая вдова, а женщина, которая умеет внимательно слушать и весело смеяться"); Андрей Синявский был ее университетским учителем, а крестной матерью стала Мария Розанова ("связь наша не только дружественная, но и духовно родственная"). Я никогда не читал таких доброжелательных мемуаров. Я много интересного узнал о своей семье: то, что казалось семейными легендами, оказалось реальной жизнью. Егор Синявский В этой книге – голос человека, который был со всеми и во всем – поддерживая, питая, соединяя… Никита Шкловский-Корди У вас в книге все так достоверно и точно, что я цитирую вас как документ. Сергей Чупринин
26
Эверест
Эверест
Отложить в избранное
27 мая 1953 года новозеландец Эдмунд Хиллари и шерп Тенцинг Норгей первыми ступили на вершину высочайшей горы мира — Эвереста. Но… первыми ли? До них как минимум два человека претендовали на эти лавры: великий альпинист Джордж Мэллори, пытавшийся покорить Эверест в 1924 году, и безумец-одиночка Морис Уилсон, предпринявший свою авантюру в 1934-м. Кто из них был первым? Загадку в наше время хочет разгадать англичанин Джон Келли — он идет наверх, чтобы раз и навсегда поставить точку в этой истории… Центральная линия романа — жизнь Джорджа Мэллори и обстоятельства, предшествующие его легендарному восхождению, его любовные отношения и научные работы, его многочисленные путешествия и Первая Мировая война. Неожиданный, провокационный взгляд на историю покорения Эвереста и одновременно литературная игра — в романе "Эверест".
27
Проблемы жирафов
Проблемы жирафов
Отложить в избранное
Редакция "Вилли Винки" представляет! Не только у пингвинов есть проблемы… Продолжение мирового бестселлера "Проблемы пингвинов" от звёздных авторов Джори Джона и Лейна Смита. Казалось бы, какие проблемы могут быть, скажем, у жирафов?.. Возможно, его ДЛИННАЯ ШЕЯ? Жираф Самсон не может никак понять, почему же его шея настолько длинная. Это выглядит просто нелепо. Ни у кого из животных нет такой нелепой шеи. Он пытался повязать шарф, два шарфа, целую гору шарфов. И галстуков. Но ничего не помогает скрыть эту пёструю, торчащую ото всюду шею! В "Проблемах жирафов" великолепный Джори Джон и талантливый Лейн Смит снова смогли рассказать малышам простым языком о таких важных проблемах и страхах. Цени то, что дала тебе природа. И никогда не стесняйся, ведь это мешает тебе чувствовать себя по-настоящему счастливым.
28
И Бог ночует между строк
И Бог ночует между строк
Серия: Corpus.
Отложить в избранное
Книга создана известной журналисткой и режиссером Еленой Якович по ее же одноименному документальному сериалу, снятому на основе пятидневного интервью с легендарным ученым Вячеславом Всеволодовичем Ивановым. Сын классика советской литературы Всеволода Иванова рассказывает о том, какие процессы, видимые и глубоко скрытые от посторонних глаз, происходили в культуре, политике и науке Советского Союза на протяжении практически всего периода его существования. Михаил Зощенко и Максим Горький, Исаак Бабель и Борис Пастернак, Генрих Ягода и Иосиф Сталин, Роман Якобсон и Михаил Бахтин, Петр Капица и Иосиф Бродский – эта книга содержит уникальные сведения о людях, которые оказали колоссальное влияние на весь XX век. Издание включает в себя редкие фотографии из личного архива семьи Ивановых.
29
Дикий робот
Дикий робот
Питер Браун
Отложить в избранное
В результате кораблекрушения на затерянный в океане остров попадает новенький робот. Перед ним стоит задача – адаптироваться к жизни в дикой природе, иначе его ждет гибель. Постепенно искусственно созданная машина становится на острове своей.
30
Песнь заполярного огурца. О литературе, любви, будущем
Песнь заполярного огурца. О литературе, любви, будущем
Отложить в избранное
Писать в "Русский пионер" Дмитрий Быков начал три года назад и, как многие авторы этого издания, печатал там, в основном, то, что напечатать где-нибудь еще было невозможно. Эта книга – откровенные и смелые высказывания на заданную тему. Дмитрий пишет о литературе, любви, будущем и много еще о чём. Каждая новая страница – часть одной большой системы, структуры, сети: какой – поймет внимательный читатель.
31
Живите вкусно! Невероятные рецепты семейного застолья, которые потрясли мир
Живите вкусно! Невероятные рецепты семейного застолья, которые потрясли мир
Отложить в избранное
Щедрый подарок любителям настоящего доброго застолья по-русски! Елену Маньенан называют королевой русского гостеприимства. Ее гостевой дом и ресторан в Плёсе на живописном берегу Волги – место притяжения всех, кто любит русскую кухню в ее исконном исполнении. За столом у Маньенан собираются политики, яркие звезды отечественной культуры, литературы, кино и телевидения, а также простые путешественники из всех уголков России и мира. Первая книга автора "Триумф пирогов" стала бестселлером, и тысячи благодарных читательниц говорят: "У меня получилось!". В новой книге Елена делится уникальными рецептами семейного застолья, которые удивят и порадуют ваших любимых. Каждый рецепт выверен автором до мелочей, а милые полезные советы по приготовлению блюд помогут вам почувствовать себя участницей грандиозного домашнего гастрономического праздника. Живите вкусно! Все аксессуары, использованные при съемке блюд,– предметы антиквариата и винтаж из коллекций автора.
361 р.
Скидка 27%
32
Маяк на Хийумаа
Маяк на Хийумаа
Отложить в избранное
Леонид Юзефович — писатель, историк, лауреат премий “Большая книга” и “Национальный бестселлер”. Автор романов “Казароза” и “Журавли и карлики”, историко-документальных книг “Самодержец пустыни” о бароне Унгерне и “Зимняя дорога. Генерал А.Н.Пепеляев и анархист И.Я.Строд в Якутии”. В книге “Маяк на Хийумаа” собраны рассказы разных лет, в том числе связанные с многолетними историческими изысканиями автора. Он встречается с внуком погибшего в Монголии белого полковника Казагранди, говорит об Унгерне с его немецкими родственниками, кормит супом бывшего латышского стрелка, расследует запутанный сюжет о любви унгерновского офицера к спасенной им от расстрела еврейке. Тени давно умерших людей приходят в нашу жизнь, и у каждой истории из прошлого есть продолжение в современности.
33
Автопортрет неизвестного
Автопортрет неизвестного
Отложить в избранное
Денис Драгунский — прозаик, журналист, известный блогер. Автор романов "Архитектор и монах", "Дело принципа" и множества коротких рассказов. "Автопортрет неизвестного" — новый роман Дениса Драгунского. Когда-то в огромной квартире сталинского дома жил академик, потом художник, потом министр, потом его сын — ученый, начальник секретной лаборатории. Теперь эту квартиру купил крупный финансист. Его молодая жена, женщина с амбициями, решила написать роман обо всех этих людях. В сплетении судеб и событий разворачиваются таинственные истории о творчестве и шпионаже, об изменах и незаконных детях, об исчезновениях и возвращениях, и о силе художественного вымысла, который иногда побеждает реальность.
34
Заморок
Заморок
Серия: Corpus.
Отложить в избранное
Героиня этого романа Мария родилась в небольшом украинском городе Чернигове, 22 июня 1941 года. Утром прибежавшая в палату санитарка рассказала роженицам, что началась война. Тогда мать Марии кинулась в пеленальную, схватила первого попавшегося ребенка и сбежала с ним через окно. Больше ни ее, ни ее мужа никто не видел. Да и не искали особенно. Не до этого было в первые дни войны. Мария рассказывает о своем детстве и юности в 40–50-е годы. Здесь будут и нацистские казни, и работа в ресторане, и первая любовь, и вечные проблемы из-за еврейского происхождения. То, через что прошло огромное поколение людей. Ведь Чернигов у Хемлин – не просто захолустный городок, а мифологизированное олицетворение всей огромной страны, и еще шире – всего мира.
35
Камень Девушка Вода
Камень Девушка Вода
Ахмедова М.М.
Отложить в избранное
Марина Ахмедова — прозаик, журналист, заместитель главного редактора журнала "Русский Репортер". Автор книг "Женский чеченский дневник" и "Уроки украинского", романов "Дом слепых", "Дневник смертницы. Хадижа" (шорт-лист премии "Русский Букер"), "Шедевр", "Пляски бесов" и "Крокодил". Место действия нового романа "Камень Девушка Вода" — горное село в Дагестане, совсем, казалось бы, оторванное от современного мира. Как и сто лет назад, люди верят в предания и проклятия предков, пекут цкен и расшивают пояс на свадьбу; семейные легенды вспоминают тут чаще, чем недавно отгремевшую войну. Только Джамиля-учительница обеспокоена тем, что дети всё чаще приходят в школу "закрывшись" — в хиджабах, подростки уходят в лес, где живут "правоверные". Она хранит верность традициям и старается жить по законам отцов, но вскоре и ей придется выбирать между любовью и войной.
36
"Давай-давай, сыночки!"
Серия: Стоп-кадр
Отложить в избранное
Ролан Быков (1929–1998) — режиссер театра и кино, актер, педагог. На его счету одиннадцать фильмов ("Айболит–66", "Телеграмма", "Автомобиль, скрипка и собака Клякса", "Чучело" и др.), сотни ролей в кино, создание Фонда детского кино и телевидения и попытка возродить детский кинематограф в России девяностых. Дневники Ролана Быкова "Я побит — начну сначала!", изданные в 2010 году, стали бестселлером. Книга "Давай-давай, сыночки!" (так кричал командир партизанского отряда Локотков в фильме "Проверка на дорогах") стала их логическим продолжением. В нее вошли тексты о театре и кино, письма режиссерам, коллегам-актерам и писателям, воспоминания о работе с Андреем Тарковским, Нонной Мордюковой, Михаилом Роммом и многими-многими другими. Тексты собраны и откомментированы вдовой Р.А.Быкова Еленой Санаевой.
37
Настоящий кораблик
Настоящий кораблик
Марина Аромштам, иллюстратор Виктория Семыкина
Отложить в избранное
В луже плавал бумажный кораблик. Он решил отправиться к морю… В долгом и опасном плавании маленький кораблик попадёт в шторм, встретится с речным трамвайчиком, баржей, лайнером, сейнером и даже подводной лодкой. И узнает, что нужно, чтобы ощутить себя настоящим.
38
Вселенная
Вселенная
Гийом Дюпра
Отложить в избранное
Книга рассказывает о том, как за прошедшие две с половиной тысячи лет менялись представления людей о нашей Вселенной: от картины мира древних греков до мультивселенной.
39
Собачий архипелаг
Собачий архипелаг
Отложить в избранное
Эта история могла произойти где угодно, и героем ее мог быть кто угодно. Потому что жесткость, подлость и черствость не имеют географических координат, имен и национальностей. На Собачьем архипелаге случается происшествие: на берег выбрасывает три трупа. Трое чернокожих мужчин, вероятно, нелегальных мигрантов, утонули, не доплыв до вожделенной земли, где рассчитывали обрести сносную жизнь. Влиятельные люди острова решают избавиться от трупов, сбросив их в кратер вулкана: в расследовании никто не заинтересован, особенно те, кто зарабатывает на несчастных нелегалах. Но, как всегда, в толпе жестоких и равнодушных находится тот, кто жаждет справедливости. И, как всегда, он обречен. Но есть высший суд — он не позволит тем, кто повинен в смерти других, жить спокойно. Остров превращается в город, описанный "в одном русском романе": мертвый город, в который никогда не вернется жизнь.
40
Треть жизни мы спим
Треть жизни мы спим
Отложить в избранное
Он – неудавшийся писатель. Ему пятьдесят. Его философия – жить ради жизни, наслаждаться каждым днем, любой встречей, находить красивое в обыденном и сложное в простом. Она – актриса. Ей нет и двадцати. На сцене она с пяти лет, и, сыграв сотни чужих характеров, она осталась без своего… У нее нет собственных чувств, переживаний, мыслей. Она – как белый лист бумаги… У обоих в запасе очень мало времени. За несколько оставшихся для жизни месяцев им нужно успеть ответить на свои вопросы и исполнить свои мечты.

Комментарии(0)

Комментариев ещё нет — вы можете быть первым
Написать комментарий