Приключения иностранцев в России

Подчас загадочную русскую душу сложно познать не только иностранцам, но самим русским. Взгляд бахтинского «Другого» помогает нам понять самих себя, потому что со стороны этому «Другому» видно то, чего никак не увидать изнутри. Всего 5 книг в этой подборке, но каких! Супербестселлер Амора Тоулза «Джентльмен в Москве», легендарный «Русский дневник» Джона Стейнбека, сборник эссе «Россия во мгле» Герберта Уэллса (лично встречавшегося, как известно, с Лениным и Сталиным), «Перевод русского. Дневник фройляйн Мюллер – фрау Иванов» Карин ван Моурик и Натальи Баранниковой. И на закуску роман Симоны де Бовуар «Недоразумение в Москве» из серии «Книга в сумочку». Читайте и понимайте!
1
Россия во мгле
Герберт Джордж Уэллс (1866—1946) известен не только как автор фантастических романов, но и как писатель-документалист. Особенный интерес представляет цикл его работ о России, в которой он побывал трижды — в 1914 году, в 1920 и в 1934 годах, при этом во второй и третий приезды Уэллс лично встретился с лидерами страны — Лениным и Сталиным. Можно с уверенностью сказать, что ни у одного представителя западного мира не было такого опыта — увидеть Россию на разных, но всегда переломных этапах ее истории. В свое время эссе Уэллса вызывали ожесточенную реакцию в Великобритании и других цивилизованных странах; впрочем, яростно критиковали и с другой стороны. Это вполне объяснимо: писатель просто стремился быть объективным и всегда следовал своему принципу: "Жизнь — это реакция, и ум обретает ясность только благодаря полному постижению контрастов".
126 р.
Скидка 10%
140 р.
2
Стейнбек. Русский дневник
"Русский дневник" лауреата Пулитцеровской премии писателя Джона Стейнбека и известного военного фотографа Роберта Капы – это классика репортажа и путевых заметок. Сорокадневная поездка двух мастеров по Советскому Союзу в 1947 году была экспедицией любопытных. Капа и Стейнбек "хотели запечатлеть все, на что упадет глаз, и соорудить из наблюдений и размышлений некую структуру, которая послужила бы моделью наблюдаемой реальности". Структура, которую они выбрали для своей книги – а на самом деле доминирующая метафора "Русского дневника" – это портрет Советского Союза. Портрет в рамке. Они увидели и с неравнодушием запечатлели на бумаге и на пленке то, что Стейнбек назвал "большой другой стороной – частной жизнью русских людей". "Русский дневник" и поныне остается замечательным мемуарным и уникальным историческим документом.
513 р.
Скидка 10%
570 р.
3
Недоразумение в Москве
Николь и Андре, немолодая супружеская чета, приезжают в советскую Москву. Здесь у Андре живет подруга Маша (у этой героини есть прототип — переводчица Лена Зонина, подруга Сартра). Глядя на Машу, выросшую в СССР, стране, где женщины добились равноправия, Николь вспоминает собственную молодость. Визит в Москву — повод перебрать по эпизодам их супружескую жизнь с Андре, многое переоценить. Но — увы! — время вспять не повернешь, и Николь понимает, что с возрастом так и не преодолела страх перед жизнью, которой боится едва ли не больше смерти, и не стала по-настоящему счастлива.
187 р.
Скидка 5%
197 р.
4
Перевод русского. Дневник фройляйн Мюллер - фрау Иванов
Молодая немка из ФРГ решает изучать русский язык. В 1970-е, во времена Железного занавеса. И с этого момента связывает свою судьбу с загадочной Россией: находит и теряет любовь, обретает дело жизни, друзей. Эта книга – сборник биографических рассказов, смешных и грустных, честных и эмоциональных. Это свежий взгляд на нашу жизнь и историю, особенности русского характера и быта, признание в любви.
485 р.
5
Джентльмен в Москве
Некогда поэт, граф Александр Ростов в 1922-м попадает под трибунал как враг рабочего класса. Вместо высшей меры наказания графа отправляют в крайне необычную ссылку – в отель "Метрополь", который он не имеет права покидать. Совсем. Владелец большого поместья, никогда в своей жизни не работавший, теперь граф Ростов должен приспосабливаться и выживать в новых условиях, наблюдая за самыми страшными, поворотными событиями в нашей истории. Постепенно Ростов осознает, что джентльмены бывшими не бывают.