Book24.ru Подкаст #010. Елена Резанова. Как стать спикером TEDx, перейти в режим мастера и издать книгу в «МИФе»?
Скрыть

#010. Елена Резанова. Как стать спикером TEDx, перейти в режим мастера и издать книгу в «МИФе»?

Гость выпуска – Елена Резанова. Консультант по карьерным стратегиям, автор бестселлера «Никогда-нибудь». Лена живет в Монако, работает со всем миром, помогает профессионалам понять, куда двигаться дальше. В новом выпуске подкаста «Fabula Rasa» Лена рассказывает, как избежать недореализации в жизни и карьере, издать книгу в «МИФе» и стать спикером TEDx.

На сегодняшний день вы — один из самых известных консультантов по карьерным стратегиям в России, несмотря на то, что живете в Монако. Ваша профессия — достаточно редкая и диковинная для российского рынка труда, и в этом контексте вы человек-индустрия. Когда произносят имя Елены Резановой, — в голове сразу возникает - «карьерные стратегии», и наоборот. Но это сейчас. А как было пять-семь лет назад? Каково это строить «личный бренд» в совершенно новой для рынка нише?

Спасибо, Яна, за классный вопрос и за кучу комплиментов, которые вы по пути отвесили. Когда меня называют «самым» или говорят о величине моего бренда, я немного смущаюсь. Надеюсь, я только на взлете, и все еще впереди, но не стану отрицать, что у меня уже появилась возможность общаться с большим количеством людей, доносить свои идеи до них. Думаю, это главное, что происходит, когда у человека появляется бренд.

Отвечая на ваш вопрос, как развивать нишу с нуля… Сложно. Я даже не знаю, как бы я могла ответить на этот вопрос, если бы он стоял именно так. Дело в том, что я его сразу заменила на совершенно другой. Неосознанно. Я подумала: буду делать то, что я люблю, и делать это так, как хочу. И вот оно все само выросло. Понимаете?

Понимаю. Но все-таки, что сложнее: развивать личный бренд в новой среде, раскручивая одновременно и себя и индустрию, в которой работаешь, — с нуля, или бороться за свои профессиональные позиции в «красном океане» — в уже существующей, узнаваемой нише с высокой конкуренцией?

Я скажу так. Ниша, может быть, была и новая. Но проблема-то была старая.

Так...

Если бы я пришла и думала в терминах «красный океан», «карьерная стратегия» и так далее, пыталась внедрить эти термины в умы людей, то, может быть, со временем и преуспела бы. Но я интуитивно поняла, что сейчас не важно, как я буду называться. Назваться можно, как угодно. Главное: какую проблему я собираюсь решать. Есть ли эта проблема у кого-то в todo-листах, или ее там нет? Если проблема есть в списках, которые люди пишут себе на Новый год, то ее можно и нужно решать. А уж, как при этом называться вопрос десятый. То есть, понимаете, как я переориентирую вас? Смотрите не на нишу, смотрите на проблему. Самый простой путь состояться в любой сфере —- это понять, какую проблему ты решаешь. А новая это ниша или старая - неважно. Таков мой подход.

Но есть и вторая часть ответа. Я недавно переслушивала замечательного исследователя Адама Гранта, который написал книгу «Оригиналы» про уникальных людей и их проекты. Он привел статистику, кому проще и легче: тем, кто первыми приходят и открывают рынок, или тем, кто идет по следам, берет чужие идеи и улучшает их. Оказалось, что Facebook появился после MySpace. А Google - после Alta Vista и Yahoo. То есть, даже в «красном океане» всегда есть возможность существовать. Я бы не делала это основным препятствием для выхода к людям со своей темой, со своим проектом.

Правда ли, что «синдром самозванца» чаще испытывают те специалисты, которые оказались в высококонкуретной среде?

Не думаю, что это связано со средой. Мне кажется, это растет изнутри. Знаете, есть такое ощущение, которое складывается из нескольких элементов, например, привычка постоянно сравнивать себя с другими. Поверьте, для этого не нужна высококонкурентная среда. Для этого годятся вполне эфемерные образы, о которых ты когда-то читал. Допустим, человек говорит: я бы хотел работать в области тайм-менеджмента. Вот есть Глеб Архангельский, и я никогда-никогда не дорасту хотя бы до половины его крутизны. Ну и все. Идет такое обесценивающее сравнение. Эта привычка не воспитывается конкурентной средой. Среда здесь ни при чем.

Чем же она воспитывается? Комплексами?
Синдром самозванца — один из результатов внутреннего сбоя. Человек, не страдая синдромом самозванца, достаточно бодро приходит к результату. Но он может этот результат просто обесценить. Например, сказать: «Я написал книгу. Ну и что такого? Она точно не самая лучшая на эту тему». Представляете? Пару лет на написание, потом еще какое-то время, чтобы ее издать. Я сейчас, к счастью, не про себя говорю, потому что это могло бы быть и про меня.

Но когда-то давно я поняла, что такие вещи будут всегда сводить на нет все усилия. Может быть, это растет из перфекционизма. Когда человека воспитывали быть лучшим во всем, жить и расти очень сложно. Все наши маленькие и большие победы — это точки опоры.

Когда мы приходим в профессию или в любое новое дело, нужно обязательно собирать дневник побед. Я называю его «100 спасиб». У меня есть альбом в телефоне, в фотографиях. Знаете, что я туда собираю? Например, приходит письмо, где кто-то пишет мне благодарности за книгу, почему она для него сработала. После того, как прочитаю письмо и на него отвечу, я обязательно делаю фотографию экрана и сохраняю в этот альбом. Или, допустим, какие-то комментарии к выступлениям. Это даже могут быть комментарии в фейсбуке. Альбом напоминает мне о том, что я делаю что-то классное и делаю это неплохо. Когда я готовлюсь к сложному заданию — это вызов, стресс -, я могу начать паниковать или волноваться, я чувствую, что мне нужна поддержка, — самый лучший способ вернуть себе силы, утроить их моментально — заглянуть в этот альбом, полистать несколько фотографий. И все, крылья вырастают! Я рекомендую делать это всем. Техника очень простая, но поверьте, она вытаскивает из любых эмоциональных ям.

На одном из саммитов вы ввели термин «режим аватара» — и он моментально улетел в народ. Чем синдром самозванца отличается от «режима аватара»?

Однажды на экспертной конференции я видела выступления двух спикеров. Первым был Максим Ильяхов. Как спикер он находился не в лучшей форме. Простужен, с севшим голосом, в своей неизменной кофте с капюшоном. Он болел, сипел, хрипел, шмыгал носом, и голоса у него практически не было. Но это было мега выступление. Я исписала кучу листочков. Он вышел, концентрированно выдал пользу, попрощался и ушел.

После него выступал парень с интересной темой. Парень был, судя по всему, не случаен в ней. Но сложилось совершенно другое ощущение. Круто одет, идеально поставлен голос. Картинка! Но он, как будто бы, готовил нас к последующей покупке. Было ощущение, что он не просто пришел отдавать, он пришел показать себя, чтобы с ним захотели сотрудничать. И он очень старался. И тоже было вроде как полезно, но соус совершенно другой.

Ильяхов явно находился в режиме мастера, а парень - в режиме аватара.
Когда мы находимся в режиме мастера, мы сконцентрированы, сосредоточены на задаче. Если передо мной стоит задача научить человека, я выйду и его научу. А что там дальше будет происходить - это уже вторично и это не главное. Вот хирург. Перед тем, как начать оперировать пациента, он готовится. Готовит инструменты, надевает на себя нужную одежду. Но он не поправляет макияж и не пытается выглядеть красиво. Не пытается объяснить пациенту, как круто работать с ним и с этой клиникой. Нет, он просто делает дело.

В режиме аватара нас почему-то сносит во внешний эффект, во впечатление, которое мы хотим произвести. Я была в режиме аватара в самом начале свой карьеры, когда мне казалось, что я должна соответствовать какому-то образу, когда я старалась улыбаться на всех фотографиях, когда аватарка в фейсбуке у меня была такая приторно милая, что я сейчас на нее смотреть не могу.

Синдром самозванца включает в себя «режим аватара». Когда нам кажется, что я недостаточно хорош, для того чтобы… и тут как раз мы стараемся быть хорошими, успешными. Первые признаки, когда человек хочет показать этот успешный успех, начинаются фоточки: «вот я, сижу с ноутбуком на берегу моря, вот он рядом мой красивый коктейль, посмотрите, как мне круто работать, приходите, у меня завтра семинар». Я не говорю, что это плохо, просто это как болезнь роста, некоторые в ней застревают. То есть, совершенно нормально побыть какое-то время аватаром, понять, что это ерунда, что тебе это не свойственно, неорганично, и ты из этого состояния быстро вырастаешь.

Как из «режима аватара» перейти в режим мастера?

Как только ты сосредотачиваешься на задаче, то сразу понимаешь, что все остальное уже не важно. Ты перестаешь читать об успехах других людей, считать, сможешь или не сможешь заработать на этом деньги. Ты просто занимаешься своей работой, вот и все. Все остальное, как ни странно, тут же вокруг начинает вырастать, и правильные люди приходят, и ты уже не пропадешь, потому что занят своей работой.

Когда мы приходим к доктору, он не заботится о впечатлении, которое он на нас производит. Он просто занимается нашей проблемой, правда же? Если он начинает пытаться произвести впечатление, у нас внутри сразу начинает прорастать недоверие. Поэтому быть мастером - значит хорошо заниматься своей работой. В режим самозванца, в режим внешнего впечатления, нас может снести любой стресс.

Я хорошо помню, когда ко мне приходили люди, чьи книги могли стоять на моей книжной полке. И я думала: господи, чем же я могу помочь таким профессионалам? Начинала думать, так ли я говорю? Выгляжу ли я как настоящий профи? И к счастью, перед первой встречей с таким человеком меня вдруг осенило: а с какой проблемой он ко мне придет? Он же придет за решением, а не на меня любоваться. Он просто придет за решением. И все вернулось на свое место. Я отложила в сторону все размышления о том, как я выгляжу, умные ли вопросы задаю, потерла лоб и взялась за задачу. И все получилось.

Вы не раз признавались, что с детства мечтали стать писателем, и не так давно эта мечта осуществилась - вы стали автором бестселлера «Никогда-нибудь». Книга вышла этой зимой в издательстве «МИФ». Расскажите, как проходил процесс написания книги?

В эту книгу очень много души вложено. Я, кстати, недавно прочла интервью одного своего коллеги, у которого тоже вышла книга. И он, упоминая о своей книге, сказал: ну ребят, я слишком занятой человек, книгу писали другие люди, но на основе моих материалов. И я подумала: парень, ты пропустил огромную часть своей жизни! Писать книгу - это классно. Это, как отдельный проект, как отдельная работа - со своим началом и концом. И на этом проекте, я пережила все симптомы входа в новую карьеру. Испытала давно уже забытое ощущение эмоциональных горок.

Замысел книги появился давно, в процессе первого-второго года наших перемен, когда сначала мы переехали в Париж, затем в Прованс. Я поняла, что то, что происходит на практике, не совпадает с тем, что написано в книгах. Люди, которые пишут книги о поисках себя,: они что, ни разу в своей жизни ничего не меняли, ни разу не оказывались на дне, ни разу не тонули в собственных сомнениях? Может, они просто не захотели об этом писать. А я решила написать о том, как бывает на самом деле.

Первое ощущение, когда появляется идея —- идея книги, идея нового проекта, идея нового бизнеса - это ощущение подъема. Ты мысленно хватаешь какой-то флаг, и носишься с этим флагом по Вселенной и, думаешь: «Ура, ура, ура, появится что-то новое и классное!».

У психологов есть понятие : «эмоциональная шкала перемен». На пике этой шкалы —--«неинформированный оптимизм». Когда возникла идея, я была в стадии неинформированного оптимизма, говорила: «Ура! Как же классно!». Ну а буквально через несколько шагов эта стадия сменяется другой, которая называется «информированный пессимизм». Оказалось, что на мою тему написано огромное количество книг. И сразу у меня возник вопрос: а действительно ли миру нужна еще одна книга, написанная на эту тему? А действительно ли я нечто новое собираюсь сказать? В общем, куча сомнений, естественно, на этом этапе подкатывает.

Второе большое сомнение - это вопрос, а справлюсь ли я вообще с этим текстом? Потому что у меня нет времени на него. У меня нет времени на то, чтобы писать. И я понимаю,: вот уже две недели прошло, а я толком даже ни разу не села и не поработала больше часа. Как-то все мыслями, урывками. А вот так, чтобы сесть и поработать, - нет, не получается, нет времени в расписании. А если есть время в расписании, то мыслей нет. И вот так накапливаются сомнения. Смотришь на издательства, все они кажутся неприступными глыбами, к которым непонятно вообще, как зайти, добраться. Боишься, что, скорее всего, твою идею не услышат.

В общем, все эти сомнения - стадия информированного пессимизма, которая заканчивается точкой дна. Такой точкой, когда обычно все и бросают свои проекты., Тто есть, когда ты ощущаешь, что аргументов «не продолжать» будет всегда больше, чем аргументов «продолжать». Аргумент за то, чтобы продолжать, один. Это - хочу. Но аргументов против больше. Аргументы против - это статистика успешности книг, количество уже изданных и так далее. И самое главное здесь - просто тупо продолжать, попробовать дать себе еще один шанс. Что я и сделала.

Я решила поэкспериментировать со временем. Опытным путем нашла лучший промежуток времени для работы над книгой: встать примерно в 05:30 утра и работать до 07:00. В 07:00 просыпается семья, и начинаются там какие-то движения. Аню (дочь) - в школу, завтрак и так далее. И у меня получилось выкроить полтора часа в день, а это очень много. Представьте себе: полтора часа в день в течение недели, а я еще без выходных писала… В общем, я решила задачу со временем.

Потом выработались все необходимые ритуалы, чтобы сразу включаться в продуктивный режим. Например (если сейчас кто-то будет писать, думаю, это очень поможет), на компьютере, который был моим рабочим инструментом, не было интернета. Я заранее его отключала. Зато я открывала текст на последнем абзаце, над которым работала. И если просыпалась и чувствовала, что не могу сразу включиться, открывала свою какую-то статью или свой кусочек текста, который был сделан уже круто, и это помогало мне как-то въехать в ритм. Иногда можно не только свой текст открывать, можно любой текст или даже выступление какого-то заряжающего вас человека, и это тоже поможет включиться.

Знаете, со временем, это дошло до автоматизма: вот я такая просыпаюсь, бреду за свой рабочий стол. У меня рядом стоит кофеварка. Я, не просыпаясь практически, нажимаю на кнопку, варится моя чашечка кофе. Сажусь, открываю текст, смотрю, и начинается. И эти полтора часа всегда проходили неплохо. Я написала текст. Рукопись была готова за несколько месяцев. За четыре или за пять недель. После встал вопрос, кто будет издателем, потому что до этого времени я ни с кем не контактировала и ни с кем не общалась. Сначала хотелось написать и понять, будет что предлагать или нет.

То есть, вы сами вышли на издательство «МИФ» и предложили свою книгу?

Да, она уже была готова на 80 процентов. Понятно, что мы что-то еще переделывали, расставляли акценты, но ее уже можно было прочитать.

В работе над книгой вам помогала Марина Васильева. Как именно работа с ней повлияла на стиль и концепцию книги?


Я считаю, когда мы пишем книгу, нам нужен наставник. Марина из тех наставников, которые вообще не правят сами текст. И это правильно. Она не должна ничего делать с текстом, она - как зеркало и как направляющая сила.

Марина Васильева пользуется правилом «зеленого маркера». Она акцентирует внимание на сильных сторонах текста, при этом сама текст не правит.

Да, и я считаю, что это прекрасный подход для наставника в таких сложных задачах, как написание книги.

Так вот, Марина была зеркалом, направляющей силой. И когда я ей присылала следующую главу, она мне присылала свое восприятие. Она говорила: непонятно, Лен, вот тут непонятно. Или: зачем ты записала весь диалог с клиентом? Он, как болото затягивает, невозможно вообще в нем разобраться. Она говорила какие-то вещи, которые возвращали меня на землю.

Бесценными были советы, с чего начинать, как делать первый шаг. Нашим первым шагом было составление содержания, но не того содержания, которое сейчас можно увидеть, открыв книгу. А содержания, с точки зрения вопросов. Марина спрашивала, на какой вопрос отвечает книга. Мы составляли подвопросы, которые ведут и раскрывают решение основной темы, все прописывали. Поддержка наставника очень важна. Очень. Потому что автора часто «накрывает». Тебе кажется, что пишешь фигню. А потом тебе кажется, что пишешь не фигню, но начинаешь конфликтовать с текстом, какие-то внутренние противоречия возникают - этого всего много. И я знаю, что профессия писательских наставников развивается, в нее приходят интересные люди, и я желаю им удачи, потому что они действительно делают большое крутое дело. И я очень благодарна, что прошла этот путь рука об руку с человеком, который знал, как происходит этот процесс.

Совсем недавно вы выступили на конференции TEDx в Санкт-Петербурге. Вы достаточно часто читаете лекции и проводите вебинары. Почему вам было важно выступить именно в рамках формата TEDx?

Я расскажу об этом обязательно. Это было большое событие. Такое, знаете, осуществление большой мечты из списка мечт, которые должны были случиться в этой жизни.

До того, как начну рассказывать, хочу остановиться на другом. Когда человеку лет тридцать пять, или сорок, или чуть больше. В общем, когда человек уже взрослый, он вдруг приходит к пониманию, что в его жизни что-то не так. Вроде все хорошо, он многого добился, он многого достиг, и у него вполне могла сложиться прекрасная карьера, успешная со всех сторон, но блин, что-то не так! Как будто настоящая история с ним еще не началась.

Так вот, проблема настоящая не в том, что действительно что-то не так, и он не на той работе. Проблема может быть в недореализации. Что такое «“недореализация»”? Это отсутствие впечатлений, отсутствие какого-то важного для человека опыта в жизни.

Впечатления - большой источник энергии для нас. Допустим, в моем списке впечатлений, которые я хочу ощутить и испытать в жизни, было выступление на TED или TEDx. Там же такие вещи, как пройти Эль Камино ( Путь Святого Иакова – BOOK24). Это такой паломнический путь, по которому очень многие люди сейчас идут, не из религиозных соображений, а просто потому, что хотят побыть наедине с собой, много и долго идти пешком и думать о чем-то. И многие другие вещи. Например, выступить на классном радио. В этом списке могут быть и маленькие мечты. Допустим, завести какую-то семейную традицию и неуклонно ее соблюдать. Какие-то штуки вроде фотосессии, или прогулять один день работы или школы и провести весь день в каких-то интересных местах ко всеобщей радости и ни о чем не думать. Так вот, эти штуки нам дают энергию. Если у нас есть список, есть такой лайфлист, в котором сто подобных вещей записано… Ну, ладно, пятьдесят. И мы регулярно их воплощаем, то, знаете, недореализация практически маловероятна. Ведь когда в жизни человека такие яркие моменты есть, и они еще заранее распланированы, они дают ему много жизненной энергии.

Когда людям задают вопрос: если бы у тебя было пять жизней, кем бы ты был? И люди говорят: ну, вот в этой жизни я был бы певцом, а в следующей - фотографом National Geographic, и так далее. Вот это я называю «список непрожитых опытов», то есть непрожитых жизней. И любую из этих непрожитых жизней можно включить в свою нынешнюю, но не на уровне целой карьеры, а на уровне ощущения себя в этом. Допустим, если я хочу быть фотографом National Geographic, то скорее всего пойду на курсы фотографов и параллельно с моей нынешней работой, ничего не бросая, ничего не ломая, просто включу этот опыт. Я его буду ощущать.

Или допустим, я тоже привожу этот пример постоянно, в одной из своих жизней я бы работала зоозащитником. Помогала бы бездомных собакам и кошкам обретать семью, и мне нужно было бы ощущать, как их жизнь меняется. Я не могу заниматься этим фултайм, но есть решение. Так у нас появилась собака, которую мы удочерили из приюта. Вот эти все вещи включаются, и они делают жизнь наполненной невероятно.

Я хочу, чтобы ребята, которые нас будут слушать, об этом подумали и тут же составили два списка. Первый список - сто впечатлений, сто ощущений, которые я хочу испытать до конца жизни. Второй - список непрожитых жизней и то, какие аспекты этих непрожитых жизней можно включить сейчас. И ребята, я обещаю вам самый потрясающий год в вашей жизни., И это будет только начало. Причем вашу основную работу можно вообще не трогать и оставить как есть. Потом посмотрите, что с ней делать. Но это уже будете другие вы, поверьте.

Возвращаясь к вопросу. У меня выступление было в списке очень долгое время. Однажды, когда я выбирала четыре фотографии года - у меня есть на рабочем столе коллажик из четырех фотографий, где самое-самое, что бы хотелось, чтобы произошло в этом году. Так вот, в этом коллаже была сцена, и на сцене красные буквы, (то есть, это был TED). Но потом я подумала, ну ладно, как-то не срослось. И потом наступил следующий год, фотография была уже другая. И вот тут, представляете, Питер, питерские ребята, которые организуют TEDx, объявляют, что будет это событие, и меня порекомендовали туда ребята из «МИФа », сказали, что вот автор, который вам может быть интересен. И ребята решили познакомиться со мной и сказали: о, прикольно, тема классная. Давайте, хотим. Так я оказалась среди спикеров.

Как проходит подготовка к TEDx? И кто может стать спикером TEDx?

Идея конференция состоит в ideas worth spreading -, идеи, которыми стоит поделиться. И мне кажется, у любого человека есть идеи, которыми стоит поделиться. Но, конечно, приглашают тех, кто более или менее на виду, но я еще раз хочу сказать: у каждого точно есть идеи, которыми стоит поделиться.

Так вот, если однажды вас пригласят, надо сразу настроиться на очень и очень серьезную подготовку. Формат выступления - 18 минут и желательно ни минутой больше. Это очень компактное выступление, за которое нужно изложить некую очень сложную мысль, и изложить так, чтобы не перегрузить никого, и в то же время, чтобы это было как некое срежиссированное, интеллектуальное действо. И если вы, ребята, смотрите выступления, я сейчас к слушателям обращаюсь, если у вас есть любимые выступления на TED, и они кажутся такими легкими, со словами, сказанными с удовольствием, как будто только что человек вдохновился этой мыслью, только что решил поделиться и вышел рассказать, то поверьте: это не так. За этим недели и недели подготовки.

Подготовка начинается с того, что ты формулируешь главную мысль, которая должна быть изложена в течение этих 18 минут. Если главная мысль одобрена организаторами, они говорят: да, это круто, мы это хотим. Тогда уже нужно писать текст.

Текст пишется сложно. Я писала его примерно неделю. Несколько вариантов выбросила в корзину. В итоге сложился какой-то вариант номер двадцать, который я отправила ребятам и Сергею Гаврилово, потрясающему специалисту. Он работает в Питере и учит людей публичным выступлениям и сам чертовски хорош в этом. Сергей вернулся ко мне и сказал: давайте обсудим некоторые моменты. Мы посмотрели на логику текста, внесли какие-то правки, с точки зрения восприятия. А потом назначили дату онлайн-репетиции: это когда Сергей в скайпе, а я для него делаю выступление, как бы я это делала на сцене. Это страшный момент. Во-первых, потому что нужно играть роль человека, который вышел на сцену перед огромной аудиторией, что довольно сложно. Когда тебя смотрит один человек, а ты смотришь в глазочек экрана, как-то не бьется обстановка с тем, что ты должен изобразить. А второе - это как будто ребенка своего на какую-то оценку привел, и он сейчас должен на скорость проплыть энное количество метров, и ты стоишь и смотришь: получится у него или нет. Страшно. Правда страшно. Первая репетиция была страшной. Но до нее у меня было примерно 20 репетиций. Чаще всего это было так. Я выходила на террасу, а на террасе у меня есть окна, в которых я могу себя видеть как в зеркале. Я вставала перед окном, а рядом были листочки с текстами. Я смотрела в этом окне за своими жестами, и 10 раз, 15 раз, 20 раз за несколько дней это делала. И это все равно не помогло сделать текст совсем родным и избежать ошибок. Я постоянно его дошлифовывала, переделывала.

В итоге, перед репетицией с Сергеем я уже была в «долине смерти». «Долина смерти спикера» - это такое состояние (оно классно описано в книге Криса Андерсона TED Talks), такое ощущение, когда спикер понимает, что никогда не сделает эту речь идеальной. Она чем-то плоха, она может быть чем-то хороша, но больше плоха, и можно сделать что-то такое, чтобы сделать ее лучше, но что делать -– непонятно. Короче, все, спикер погибает.

Так вот, в этом состоянии я репетировала с Сергеем, но он нашел очень много плюсов, дал несколько ценных замечаний и комментариев, у меня оставалась уже пара-тройка дней до того, чтобы приехать. В последние дни процесс репетиций не прекращался ни на минуту. Я , летела в Питер, репетировала в самолете, все, как водится.

В день события я пришла рано утром, до открытия сцены - ребята уже были там - и я сделала полную репетицию на сцене. Мне нужно было это, чтобы почувствовать себя комфортно. Когда я уже пришла, переоделась в парадное, все это далось гораздо проще. Знаете, самое бесценное ощущение после такой подготовки, когда страшно, конечно, неимоверно, но ты вышел и как будто бы едешь по хорошо знакомой дороге. Знаешь, где какая кочка, где какой поворот, где какой огонек тебе мигнет. Это невероятно круто, и я сделала все - ни слова не забыла. Я еще не видела свое выступления, его еще обрабатывают, но у меня было ощущение невероятного кайфа. И я себе написала на листе подготовки, на чек-листе: «Лена, enjoy!», то есть ни на секунду не забудь, что ты осуществляешь свою мечту. И я, когда вышла на сцену, - сердце-то конечно в пятках, каждой клеточкой почувствовала, что это оно: вот этот круг света, вот этот красный коврик, вот эти буквы, вот эти ребята, вау. И я от этого момента просто взяла огромный кайф. Ради чего, собственно, мы о таких вещах должны мечтать и осуществлять их.

Беседовала Яна Семёшкина

Поделиться
#008. Галина Юзефович. Как читает поколение Z и почему Водолазкин не хуже Толстого?
Как читает поколение Z? Почему современная русская литература не популярна на Западе? З...
#009. Валерий Печейкин о фильме «Кислота», герое-плуте и Кирилле Серебренникове
В октябре в широкий прокат выходит фильм Александра Горчилина «Кислота». Картина сделан...
#007. Литература продолжается. За что мы любим премии, лонгриды и литературные расследования?
Литературный критик и колумнист GQ Сергей Сдобнов рассказал подкасту «Fabula Rasa» о по...
#010. Елена Резанова. Как стать спикером TEDx, перейти в режим мастера и издать книгу в «МИФе»?
Гость выпуска – Елена Резанова. Консультант по карьерным стратегиям, автор бестселлера ...
Комментарии
Что думаете о статье? Напишите ваше мнение.
Чтобы написать комментарий авторизуйтесь
Купить в один клик
Пожалуйста, заполните контактную информацию. Сотрудник службы заказа свяжется с Вами в течении 15 минут (в рабочее время) для уточнения условий и сроков доставки.
Нажатием кнопки "Заказать в 1 клик" Вы соглашаетесь с Пользовательским соглашением и даете согласие на обработку персональных данных
Спасибо за заказ!
Наш менеджер свяжется с вами в течении 15 мин.
Спасибо! Ожидайте звонка
Сообщение успешно отправлено.
Мы ответим вам в ближайшее
время
Все виды оплаты
Оплата бонусами Сбербанк-Спасибо
Наличными при получении
Банковской картой
Электронными деньгами
Банковской квитанцией
Подробнее
Спасибо за подписку!
Loading…
Мы принимаем и начисляем бонусы Сбербанка «Спасибо»!

Вы участник бонусной программы «Спасибо от Сбербанка»? Тогда используйте Вашу карту Сбербанка при оплате покупок в интернет-магазине Book24.ru. Вы можете накапливать бонусы или расплачиваться ими!

Оплачивайте бонусами до 50% от стоимости заказа
5% начислим на бонусный счет Сбербанк «Спасибо»
Сумма оплаты по карте должна составлять не менее 100 рублей. 1 бонус СПАСИБО=1 рублю.
Мы дарим бонусы Много.ру при заказе книг
Заказывая любые книги на Book24.ru, вы имеете право получать бонусы Много.ру и менять их на призы. Для этого просто укажите номер карты Много.ру при оформлении заказа.
Собирайте по 1 бонусу Много.ру за каждые 15 р.
Обменивайте бонусы Много.ру на ценные призы
Еще нет карты Много.ру? Получите ее мгновенно и бесплатно на сайте mnogo.ru, нажав «Вступить в клуб».
А у нас бывают скидки до 70 %!
Подпишитесь и будьте в курсе!
Отправить!