Официальный магазин издательской группы ЭКСМО-АСТ
Доставка
Ваш город —
Москва?
8 (800) 333-65-23
Часы работы:
с 8 до 20 (МСК)

Маркус Зусак: Книжный вор

Артикул: p5923431

Купили 50 раз

Книжный вор - фото 1
Книжный вор - фото 2

О товаре

Роман Маркуса Зусака, написанный в 2005 году и находившийся в списке «The New York Times Best Seller list» более 230 недель, продолжает завоевывать читателей по всему миру. В этом году роману исполняется 15 лет.

«Этот роман можно не только читать — в нем стоит поселиться». — The Horn Book Magazine

«Триумф писательской дисциплины… один из самых необычных и убедительных австралийских романов нового времени». — The Age

«Блистательная причудливая сказка. Превосходная книга, которую вы будете рекомендовать всем, кого встретите». — Herald-Sun

Аннотация

Январь 1939 года. Германия. Страна, затаившая дыхание. Никогда еще у смерти не было столько работы. А будет еще больше.

Мать везет девятилетнюю Лизель Мемингер и ее младшего брата к приемным родителям под Мюнхен, потому что их отца больше нет – его унесло дыханием чужого и странного слова "коммунист", и в глазах матери девочка видит страх перед такой же судьбой. В дороге смерть навещает мальчика и впервые замечает Лизель.

Так девочка оказывается на Химмель-штрассе – Небесной улице. Кто бы ни придумал это название, у него имелось здоровое чувство юмора. Не то чтобы там была сущая преисподняя. Нет. Но и никак не рай.

"Книжный вор" стал издательской сенсацией. Его тираж только на английском языке превысил 1,5 миллиона экземпляров. Роман уже несколько лет находится в top-30 рейтинга крупнейшего в мире книжного магазина Amazon.com.

Характеристики

В наличии
346 ₽
Дарим 25 бонусных рублей

Антонина Калинина

5
Я думаю, многие слышали об этом произведении, потому что несколько лет назад оно было очень популярно и по нему даже сняли хороший фильм (смотрела его с бабушкой). Мне книга понравилась взглядом на войну со стороны Германии - что чувствовали те немецкие граждане, которые не разделяли фашистскую идеологию, как они относились к зверствам. Им ведь тоже пришлось несладко. В то же время подкупает манера написания - присутствие такого героя, как Смерть, причем мужского пола (я, как и многие, тоже всегда представляла ее женщиной, причем старухой). Здесь же Смерть вызывает симпатию, он же начинает повествование и знакомит нас с главной героиней Лизель. Советую к прочтению, добрая книга, которая возвращает веру в людей.

Максим Самохин

5
Книга сразу произвела на меня сильное впечатление и с тех под уже около 6-7 лет я регулярно вощвращаюсь к героям и событиям. Сюжет который сложно забыть, но при этом каждый раз с не меньшим интересом приятно вновь его перечитывать. Историюрассказывает смерть которая повидала немало на своем веку, и при этом какой бы не была хладнокровной, даже ей порой сложно от того что есть вещи которые неизменны и вернуть тех кто перешел грань ее мира, увы невозможно.

Максим Юрьевич

Хорошая книжка, трогательная тем, что про тяжелые вещи написано спокойным, простым стилем, без всякого пафоса, как о чем-то тривиальном. Да и в целом она о том, как в пограничных ситуациях немыслимое становится тривиальным. А вот трейлер фильма разочаровал, поэтому смотреть не захотелось. Как для недоедающей сироты в годы лишений, образ девочки сделали слишком слащавым: пухлые щеки и идеальная укладка для человека, читавшего книгу, выглядит неестественно.

Ольга Фомина

5
Оформление просто космическое! Надеюсь и жду, что эту книгу издадут именно с такой обложкой и в твёрдом переплёте. Чтобы перечитывать можно было больше. Потому что роман "Книжный вор" удивителен, не похож ни на что другое и так и простр требует возвращения к тексту. И образ рассказчика, и сюжет, и язык - всё необычное, непредсказуемое, сильное. Знаю, что многие ругаются на стиль Зусака, но в этом романе его стиль оапавдывает себя на 100 процентов. Мощное произведение о войне и людях.

Алексей Трифонов

Я, наверное, не разделяю общих восторгов по отношению к этому произведению. На мой взгляд, автор к моменту написания этой книги еще духовно не созрел для того, чтобы рассуждать на столь сложные темы, что поднял он в "Книжном воре". Возможно, эти темы уже и не нужно как-то переосмысливать, когда у нас есть столь большая масса рассказов очевидцев и непосредственных участников того ужаса, что творился во времена Второй Мировой.