Официальный магазин издательской группы ЭКСМО-АСТ
Доставка
Ваш город —
Москва?
8 (800) 333-65-23
Часы работы:
с 8 до 20 (МСК)

Эдвард Радзинский: Николай II. [Жизнь и смерть]

Артикул: p173865

Купили 8 раз

Николай II. [Жизнь и смерть] - фото 1

О товаре

70 лет хранилась в Архиве папка со странным названием:

«Конверт с короной и надписью "Аничков дворец"». Внутри папки

действительно лежит маленький конвертик с типографской

надписью "Аничков дворец" и тисненой короной.

Но на нем есть еще одна надпись -уже от руки, по-английски:

«Волосы Ники, когда ему было три года». И подпись - «Алике».

В конвертике лежат золотистые кудри маленького Ники...

Как на той первой, его младенческой фотографии.

Характеристики

Екатерина Саломахина

Трагедию семьи Николая II я всегда воспринимаю, как свою личную. И книга Эдварда Радзинского пополнила мою библиотеку, посвященную этому правителю. Автор пишет очень эмоционально, ярко и живо. На мой взгляд, иначе говорить писать об этих событиях невозможно. Очень нравится стиль и слог Радзинского, читается легко и быстро, и, в тоже время, каждый факт, описанный в книге, пропускаешь через себя. У автора много работ, но эта, посвященная Николаю II, одна из самых любимых. Точка зрения, высказанная писателем в книге, мне близка, его мнение об этой трагедии и о правлении Николая II в целом. Само издание красивое, яркая обложка, качественно выполненная книга.

Ольга Тумаева

5
Вообще Радзинский заставил меня взглянуть на историю и ее изучение с другой стороны. И все его произведения отличаются очень интересным изложением, в том числе и описание жизни Николая II. Именно с этой книги и началось мое увлечение историей, особенно в изложении Э.Радзинского. Книга рассказывает о жизни императора, насколько тяжело ему было нести корону власти, принимать порой жесткие решения, при этом сдерживать давление семьи, жены, окружения, стараясь быть достойным правителем. А дальше революция, жесткое отношение со стороны новой власти, ответственность и переживания за свою семью. Книга полностью погружает в ту атмосферу, во многих моментах интрига остается до самого конца повествования.