Официальный магазин издательской группы ЭКСМО-АСТ
Доставка
Ваш город —
Москва?
8 (800) 333-65-23
Часы работы:
с 8 до 20 (МСК)

Тамара Катаева: Отмена рабства. Анти-Ахматова-2

Артикул: p156987

Купили 20 раз

Отмена рабства. Анти-Ахматова-2 - фото 1

О товаре

Тамара Катаева - автор четырех книг. В первую очередь, конечно, нашумевшей "Анти-Ахматовой" - самой дерзкой литературной провокации десятилетия. Потом появился "Другой Пастернак" - написанное в другом ключе, но столь же страстное, психологически изощренное исследование семейной жизни великого поэта. Потом - совершенно неожиданный этюд "Пушкин. Ревность". И вот перед вами новая книга. Само название, по замыслу автора, отражает главный пафос диалогии - противодействие привязанности апологетов Ахматовой к добровольному рабству.

С точки зрения автора, как и при первом появлении "Анти-Ахматовой", можно увлекательность чтения, действующая даже на несогласных, - остался при ней.

Автор призывает себе в вольные и невольные сторонники многих. И ученых-филологов, и писателей, и современнико, и просто читателей, - и даже... саму Анну Ахматову.

Характеристики

Анастасия Габидова

Очень двойственная книга, намеренно провокационная (должно быть, в меньшей степени, чем первая "Анти-Ахматова", но тем не менее). Большая часть книги написана не самой Тамарой Катаевой. Автор включает в текст очень большие куски из мемуаров и биографических произведений, в основном авторства современников Ахматовой - Надежды Мандельштам, Лидии Чуковской, Анатолия Наймана, Ольги Гильдебрандт-Арбениной, Виктора Жирмунского, Михаила Гаспарова, Станислава Куняева и многих других. Эти отрывки недвусмысленно показывают, что Анна Ахматова действительно была неприятным человеком - эгоистичной женщиной, до последнего стремившейся к славе, не любившей ни мужа, ни сына (могла ли она добиться освобождения Льва Гумилёва из Норильлага, трудно сказать, но то, что фактически выставила его за дверь после возвращения из лагеря, уже о многом говорит). Постоянно требовавшей внимания и восхищения, ревнуя к соперникам (и Марине Цветаевой, и впоследствии другим, более молодым поэтам). Несправедливо относившейся ко многим людям, как знакомым, так и незнакомым (лично меня больше всего покоробило то, что Ахматова подозревала своего любовника, врача Владимира Гаршина, отказавшегося ехать в эвакуацию в годы блокады Ленинграда, во мздоимстве и торговле казённым спиртом, видела во всех блокадниках "моральное разрушение, падение"). Собственно литературного анализа в книге нет. Есть попытка доказать читателю убожество творчества Ахматовой, но, по моему скромному мнению, это автору не удалось - в книге утверждается, что поэтесса больше рассказывала о своих творческих замыслах, чем работала над их осуществлением, а собственно анализ творчества главным образом подменяется оценками современников (кстати, с замечанием Маяковского о сходстве поэзии Ахматовой с романсами я тоже соглашусь). То, что люди искусства достаточно часто бывают неприятны и даже отвратительны в общении, общеизвестно. Тем не менее, ценить их всё равно будут за творческие заслуги, а не за то, каковы они были в быту. Большинство недостатков книги обусловлено предвзятостью автора (разве что за исключением речевых ошибок во фрагментах текста, написанных Катаевой). Многие упрёки автора, адресованные Ахматовой, несправедливы: странно упрекать поэтессу в том, что она следила за своей внешностью, а к старости располнела, глупо критиковать содержание её личных дневниковых записей (написанных, по мнению автора, для публики, но их краткость свидетельствует об обратном), нелепо видеть в особенностях произношения ("пуэту" (поэту), "улутшаете") "фонетическое оттопыривание мизинца при поднесении чашки ко рту". Катаева идеализирует Александра Блока и его отношения с Любовью Менделеевой - видимо, только потому, что поэт Ахматову не любил. Тех же, кто восхищался Ахматовой, в большинстве своём автор изображает слабохарактерными людьми, попавшими под влияние "императрицы". Было неприятно увидеть в книге исковерканную цитату: "Всего прочнее на земле <…> / И долговечней — царственное слово". Пропустив слово "печаль", автор искажает смысл ахматовских строк. Есть опасения, что в некоторых кратких цитатах есть подобные искажения, но, к счастью, главным образом в книге приведены достаточно длинные фрагменты работ с законченным смыслом, без каких-либо пропусков. Неискреннее заявление автора о том, что она не интересуется "ни характером Анны Ахматовой, ни ее личной жизнью, ни ее недостатками и маниями, ни невеликостью таланта", также не вызывает уважения. Главное достоинство книги - в том, что она популяризует Серебряный век, знакомя читателя с мемуарами деятелей искусства и литературы, в наше время практически не знакомые неспециалистам. Кроме того, ценно то, что биография позволяет взглянуть на Анну Ахматову с неожиданной стороны, не отождествляя её с лирическими героинями её стихов и не представляя её в качестве жертвы советского режима, позволяет увидеть в поэтессе не памятник, а человека, пусть и высокомерного, и тщеславного, но живого. Тем не менее, предвзятость и мелочность комментариев автора к представленным в книге биографическими материалам сильно портят впечатление.