Официальный магазин издательской группы ЭКСМО-АСТ
Доставка
8 (800) 333-65-23
Часы работы:
с 8 до 20 (МСК)
Абгарян Наринэ

Абгарян Наринэ

Наринэ Абгарян родилась в Армении. Окончила Ереванский государственный лингвистический университет им. В. Я. Брюсова по специальности «учитель русского языка и литературы», затем переехала в Россию.

Ее короткие рассказы о девочке Манюне, которые публиковались в блоге на платформе LiveJournal, стали первым писательским опытом и заинтересовали уже ставшую известным автором Лару Галль – так произошло знакомство Наринэ с издательством АСТ. Цикл автобиографических книг о детстве сделал ее знаменитой, дебютная книга «Манюня» стала бестселлером, первый тираж раскупили в течение недели.

Несмотря на то, что творческий старт Наринэ начался с блога, ежедневно она проводит в Интернете не более полутора часов, предпочитая проводить время с семьей и занимаясь написанием книг – на каждую уходит около года.

Наринэ Абгарян замужем, у нее есть сын.

Среди наград Наринэ - Российская литературная премия имени Александра Грина и премия «Ясная поляна» в номинации «XXI век». В 2020 году вышел первый перевод книги Наринэ на английском - роман «С неба упали три яблока» («Three Apples Fell from the Sky»), в том же году The Guardian назвал Абгарян одним самых ярких авторов Европы. Книги Наринэ переведены уже на 14 языков.

Все книги

Купить Симон — Фото №1
цена
Симон
Наринэ Абгарян

Цитаты

Из книги «Необыкновенное обыкновенное чудо»

В тех краях зима больше всего похожа на сказку: народа там живет мало, ни фабрик, ни заводов — вообще минимум цивилизации, и снег лежит почти везде нетронутым и ярко-белым, накрывая себя поверху глухой тишиной.
Остальная цепочка шла молча: на вершинах сопок снег, подчищаемый ветром, едва доходил до колена, но кое-где в низинах брели и по пояс. Старпому-то было нипочем, зам тоже из породы старых коней, а молодежь дышала тяжело — особенно те, которые участвовали в мероприятии впервые.

Из книги «Симон»

«Расставаться нужно так, чтобы баба, встретившись с тобой на улице, не прожгла плевком!» — учил он друзей.
Столь нарядного усопшего не стыдно было бы в гроб положить и предъявить общественности, если бы не багровые, в синюшный перелив, уши, портящие представительный вид.

Из книги «Птичий рынок»

“— Здравствуйте, меня зовут Дмитрий, и я не собираюсь покупать у вас таксу! — так начал я разговор, и теперь мне странно, что на том конце несуществующего провода не положили трубку. — И не надо, — был мне ответ. Так судьба всегда разговаривает, когда она Судьба. — Ты ее уже купил, — догадалась моя тогдашняя подруга по телефону”. (Дмитрий Воденников)
"Однажды моя восьмилетняя в ту пору приятельница принесла кого-то с Птичьего рынка. Она заплатила два рубля и спросила у продавца: «А кто это?» «Самка», — ответил он и велел кормить капустой. Этот зверь — «самка» — забежал под диван в кухне и стал там жить. Всем знакомым (мне в их числе) девочка предлагала лечь на пол и определить, кто это. Но никто не определил". (Юрий Рост)

Из книги «Счастье-то какое!»

Я сижу в любимом кресле, изрядно потрепанном когтями, возле елки, украшенной небьющимися — из-за тех же котов — игрушками. По радио еле слышный прохладный джаз... Я пишу что хочу, о том, что люблю. Пишу от руки, то вдоль, то поперек линованной страницы, не для себя, не для других, а потому, что никогда ни о чем другом не мечтал. Остановись, мгновение, я выхожу. (Александр Генис)
Счастье — это когда ты спокоен. Счастье — это внутренняя трезвость. Счастье — когда ты любишь, ну, конечно. Счастье — это иногда укол, мгновение, но оно может оказаться длиной в жизнь, оно запросто может стать синонимом «долго», да-да, как совсем в другом варианте русского финала: жили они долго и счастливо. Счастливо = долго. (Майя Кучерская)

Из книги «Дальше жить»

Арто видел в бинокль, как во дворах уцелевших от бомбежек домов полощется аккуратно постиранное белье — распашонки, ползунки, чепчики, пеленки. Как тянутся к небу тонкие струйки дыма — хозяйки затопили печки, чтобы успеть до следующего обстрела приготовить обед. Как, низко пригнувшись, чтобы не поймать пулю, перебегают от дома к дому мужчины. Собаки молчали, зато чирикали птицы и поминутно кричали