Официальный магазин издательской группы ЭКСМО-АСТ
Доставка
8 (800) 333-65-23
Часы работы:
с 8 до 20 (МСК)
Астахов Павел Алексеевич

Астахов Павел Алексеевич

Астахов Павел Алексеевич — государственный деятель, телеведущий и писатель. Появился на свет в 1966 году в Москве. После окончания школы Павел состоял на службе в Пограничных войсках, а по возвращению из армии получил образование в Высшей школе КГБ на правоведческом факультете. У него также есть степень магистра Питтсбургского университета.

С 1991 Павел Астахов ведет юридическую практику. В 1994 он выступил основателем «Коллегии адвокатов Павла Астахова», которая функционирует и в настоящее время. С того же времени Павел Алексеевич занялся литературной деятельностью. Он «Российской газете», журналах «Автопилот», «Медведь», «Итоги».

С 2004 года Павел Астахов является ведущим на телевидении и работал в программах «Час суда», «Дело Астахова», «По делам несовершеннолетних».

В 2009 году Астахов был назначен на пост Уполномоченного при Президенте РФ по правам ребенка и приостановил свою адвокатскую практику.

Павел Алексеевич Астахов — автор не только юридической и учебной литературы, но и художественных произведений, среди которых «адвокатские романы» «Невеста», «Рейдер», «Шпион», «Квартира» и других. Павел Астахов совместно с Татьяной Устиновой участвовал в создании серии романов «Я — судья».

Все книги

Купить Сеть — Фото №1
Сеть
Павел Астахов

Цитаты

Из книги «Класс. История одного колумбайна»

Он плохо помнил, как вышел из подъезда. Едкий пот заливал багровое от натуги лицо и выжигал глаза, грудь ходила ходуном, сердце вот-вот было готово выскочить наружу. Как в тумане, шатающейся походкой он приблизился к белой «Газели» с эмблемой красного креста, припаркованной у подъезда.
Кротов осознал грозящую опасность слишком поздно. Первый удар он попытался блокировать рукой, и по иронии судьбы тяжеленные сувенирные часы попали в наручные часы отчима «Orient Star», приобретенные им неделю назад за тридцать две тысячи рублей. Стекло циферблата разлетелось льдистыми брызгами.

Из книги «Наследники»

Несколько секунд вдова молча глядела на высветившийся на экране текст, вновь и вновь перечитывая его. Увиденное с трудом укладывалось в голове. Сообщение было коротким, уместившись всего в четыре слова, и оно вызывало не просто удивление, а оторопь. «Откажитесь от наследства добровольно»
Я сам хочу узнать, что случилось. Как так произошло, что любящий муж и отец полностью проигнорировал интересы самых близких ему людей? С которыми прожил, заметьте, больше сорока лет! И завещал все имущество малознакомым личностям? При этом не поставив в известность своих родных? В результате вдова и дочь живут в доме, который по закону уже даже не является их собственностью!

Из книги «Класс. История одного колумбайна»

Он плохо помнил, как вышел из подъезда. Едкий пот заливал багровое от натуги лицо и выжигал глаза, грудь ходила ходуном, сердце вот-вот было готово выскочить наружу. Как в тумане, шатающейся походкой он приблизился к белой «Газели» с эмблемой красного креста, припаркованной у подъезда.
Кротов осознал грозящую опасность слишком поздно. Первый удар он попытался блокировать рукой, и по иронии судьбы тяжеленные сувенирные часы попали в наручные часы отчима «Orient Star», приобретенные им неделю назад за тридцать две тысячи рублей. Стекло циферблата разлетелось льдистыми брызгами.

Из книги «Наследники»

Несколько секунд вдова молча глядела на высветившийся на экране текст, вновь и вновь перечитывая его. Увиденное с трудом укладывалось в голове. Сообщение было коротким, уместившись всего в четыре слова, и оно вызывало не просто удивление, а оторопь. «Откажитесь от наследства добровольно»
Я сам хочу узнать, что случилось. Как так произошло, что любящий муж и отец полностью проигнорировал интересы самых близких ему людей? С которыми прожил, заметьте, больше сорока лет! И завещал все имущество малознакомым личностям? При этом не поставив в известность своих родных? В результате вдова и дочь живут в доме, который по закону уже даже не является их собственностью!

Из книги «Судья. Тайная сторона правосудия»

Романов улыбнулся. Он хотел что-то сказать в ответ, но резкий и пронзительный звук клаксона, раздавшийся, казалось, прямо над ухом, заставил его вздрогнуть.
Еще до начала заседания, на котором должна была решиться дальнейшая судьба Романова Олега Степановича, у здания городского суда уже толпились журналисты. Прорваться на сам процесс удалось лишь немногочисленным счастливчикам.