Официальный магазин издательской группы ЭКСМО-АСТ
Доставка
Ваш город —
Москва?
8 (800) 333-65-23
Часы работы:
с 8 до 20 (МСК)

Бушков Александр Александрович

Александр Александрович Бушков – публицист, а также автор детективов, фэнтези и фантастики. В своих работах он нередко экспериментирует с жанрами, благодаря чему в них встречаются элементы ужасов, боевиков, мистики. Особое предпочтение Бушков отдает сюжетам, связанным с героическими походами в мире постапокалипсиса. Читатели отмечают его энциклопедические знания и умение придумывать оригинальные повороты.

Александр родился в 1956 году. Он увлекся писательством в 20 лет и вскоре начал издавать произведения в различных журналах. Дебютная опубликованная повесть Бушкова – «Варяги без приглашения». Писатель стал широко известен в 90-х, когда представил дилогию о Станиславе Свароге. Те книги положили начало циклу, выходящему до сих пор. Александр признавался, что не намерен заканчивать серию об офицере-десантнике, который полюбился поклонникам.

Наиболее популярная книга Александра Александровича Бушкова – «Пиранья», по которой сняли одноименный фильм с Владимиром Машковым в главной роли. Кроме того, были экранизированы и другие работы автора.

Часто в интервью Александр отмечает, что относится к писательству как к работе, поэтому трудится над новыми текстами ежедневно. Благодаря этому Бушков выпускает до четырех книг в год. В настоящий момент он является одним из самых читаемых российских авторов, а суммарный тираж его произведений достигает 17 млн.

Все книги

Цитаты

Цитата из книги «Изобличитель. Кровь, золото, собака»

Ахиллес поднялся, одернул летнюю рубаху. Ему и в самом деле чертовски хотелось увидеть плоды своих трудов – когда это Шерлок Холмс не появлялся на сцене в финальный момент и не вносил полную ясность? И потом, если подумать... Пожалуй, это как нельзя лучше подходило под категорию офицерских проказ, ни один ревнитель чести не придерется...
Предположим, убийца разбил окно и вошел снаружи... такого быть не может, но предположим. Уж при этаком обороте покойный ни за что не остался бы лежать на диване с безмятежным лицом. Одурманен он быть никак не мог – водку распечатывал сам, там на столике, на блюдечке – перочинный ножик и кусочки сургуча.

Цитата из книги «Майор и волшебница»

Мы были уже шагах в пяти, когда что-то произошло. Я так и не понял, что. Только всю троицу буквально отбросило на пару шагов, словно сильным ударом тока или воздушной волной. Вот только неоткуда здесь было взяться току и уж тем более разрыву.
Как я и рассчитывал, священника, отца Губерта, я застал в его домике рядом с церковью – маленький был домик, одноэтажный, жилище беглого врача, где мы разместились, по сравнению с ним выглядело сущими хоромами.

Цитата из книги «Кто в России не ворует. Криминальная история XVIII и XIX веков»

Русский флот прочно держал Архипелаг, а вот суша оставалась в руках турок – и Балканы, и побережье Средиземного моря чуть ли не до Гибралтарского пролива. У военных свои заботы, а у купцов – свои. Поэтому по всему Средиземью самым активным образом плавали многочисленные «торговцы», во всех направлениях.
Когда после изгнания Наполеона русские финансисты по горячим следам попытались изъять фальшивки, выяснилось, что опознать все попросту невозможно, очень уж хорошая работа. А потому определенное количество «парижских денежек» так и обращалось по России вплоть до денежной реформы.

Цитата из книги «Царица темной реки»

Спина у меня полностью безопасна – выработанное на войне чутье не подводит. Да и какая угроза может исходить от портрета умершей сотни лет назад красотки, пусть и не самых строгих правил? Передо мной... Передо мной ярко освещенная клинкетом картина – редколесье, широкая тропа, охотничий домик вдали... Но только это была другая картина!
– Успокойтесь, – сказал я. – Никакое не ведьмино царство, а всего-навсего семьсот сорок пятый год. Такие уж картины, выходит, умел рисовать этот Михал... И пока что тамошние обитатели не проявляют особенного желания лезть к нам сюда. А если и полезут... – Я кивнул на висевший на вешалке автомат. – Вот кстати. У вас есть ключ от этой спальни?

Цитата из книги «Величайшие врачеватели России. Летопись исторических медицинских открытий»

Подробно описывать историю фармакологии я не буду, уточню лишь, что долгими столетиями она плелась в хвосте пусть даже весьма несовершенной хирургии. Опытом простонародья (накопившего немалые практические знания) ученые мужи как-то брезговали пользоваться и в более просвещенные времена, когда говорить вслух о колдовстве было как-то даже и неприлично. Экспериментировали сами, как удавалось.
Будущая королева Елизавета еще совсем юной девушкой едва не умерла от оспы, что опять-таки могло самым решительным образом изменить английскую историю (учитывая, что еще продолжались яростная борьба меж англиканством и католицизмом, разные монархи придерживались разной веры и, взойдя на престол, начинали жестоко преследовать «иноверцев»).