Официальный магазин издательской группы ЭКСМО-АСТ
Доставка
8 (800) 333-65-23
Часы работы:
с 8 до 20 (МСК)
Пелевин Виктор Олегович

Пелевин Виктор Олегович

Любителям интеллектуальной прозы все чаще кажется, будто Виктор Пелевин не просто написал нам будущее, но и пишет настоящее – писатель так тонко чувствует тренды, что некоторые даже предвидит. В сети можно найти немало фактов из его биографии, но никто наверняка не подтвердит, достоверно ли это жизнеописание культового автора или очередная мистификация.

Виктор Олегович Пелевин (род. 22 ноября 1962, Москва) – российский писатель, постмодернист, лауреат многочисленных премий. Родился в семье преподавателя военной кафедры МГТУ им. Баумана и завотделом гастронома. Некоторое время жил в коммуналке на Тверском бульваре, позже семья переехала в собственную трехкомнатную квартиру в Северном Чертанове, где, если верить СМИ, писатель проживает до сих пор и даже зарегистрировал ИП в местном филиале ПФ.

После окончания школы с углубленным изучением английского языка в 1979 году Пелевин поступил в МЭИ на факультет электрификации и автоматизации промышленности и транспорта. По окончании остался в институте, служил инженером на кафедре электрического транспорта, и учился в очной аспирантуре там же. Написал диссертацию об электроприводе городского троллейбуса с асинхронным двигателем, но данных о защите нет. Как, впрочем, и достоверных подтверждений того, что в конце 80-х писатель-буддист служил в ВВС, о чем иногда упоминается на фанатских ресурсах.

В 1989 году будущий лауреат Малой букеровской премии и неоднократный номинант на престижные литературные награды поступил в Литературный институт им. Горького, но спустя два года был отчислен – за утрату связи с вузом, по его собственным словам. В этом же году начал сотрудничать с журналом «Наука и религия», для которого готовил материалы по восточному мистицизму, и служил штатным корреспондентом журнала «Face to Face». Тогда же был опубликован его первый рассказ: по одним данным «Колдун Игнат и люди» в «Науке и религии», по другим – «Дед Игнат и люди» в «Химия и жизнь».

Дебютный сборник рассказов вышел в 1991 году, еще через год роман «Омон Ра» принес первую популярность, но настоящее признание – сразу с Малым букером – пришло спустя два года и только росло по экспоненте. Спустя пять лет вышел первый российский «дзен-буддистский» роман «Чапаев и Пустота», который в 2001 вошел в шорт знаменитой Дублинской литературной премии и принес Пелевину международную известность. В 1999 году автор представляет «ностальгический и саркастический» роман «Generation П» и окончательно укрепляется в статусе рупора поколения, культового писателя современности. Следующие тексты будут неоднократно номинироваться на Большую книгу, НОС, НацБест и другие престижные премии.

О частной жизни писателя известно так мало – практически ничего – что за последние годы не раз возникали предположения о том, что Виктор Пелевин скорее проект, чем человек, что, возможно, его не существует вовсе или, по словам Дмитрия Быкова, если и существует, то в астрале.

На немногочисленных встречах с журналистами писатель продолжает поддерживать реноме меланхоличного мистификатора. Он не опровергает и не подтверждает слухов о себе. Единственное, что отрицал – прием веществ, расширяющих сознание, зато упомянул, что любит китайский чай. Известно также, что много путешествовал – преимущественно на Восток, где изучал духовные практики.

У Виктора Пелевина нет аккаунтов в социальных сетях, он почти не дает интервью и не появляется на публике. На церемонии вручения одной из премий на сцену вынесли картонную ростовую фигуру автора, то ли иронизируя над слухами о его нереальности, то ли поддерживая интригу. Но какие-бы домыслы среди поклонников и журналистов ни выдвигались, Виктор Пелевин продолжает радовать поклонников новинками, стабильно занимающими списки бестселлеров и первые строчки всевозможных читательских рейтингов.

Все книги

Купить Числа — Фото №1
цена
Числа
Виктор Пелевин

Цитаты

Из книги «Жизнь насекомых»

Главный корпус пансионата, наполовину скрытый старыми тополями и кипарисами, был мрачным серым зданием, как бы повернувшимся к морю задом по команде безумного Иванушки. Его фасад с колоннами, потрескавшимися звездами и навек согнутыми под гипсовым ветром снопами был обращен к узкому двору, где смешивались запахи кухни, прачечной и парикмахерской...
Долетели звуки органа. Мелодия была довольно величественной, только время от времени ее прерывало непонятное «умпс-умпс»; впрочем, особенно вслушаться не удалось, потому что музыка играла очень недолго и снова сменилась голосом диктора

Из книги «Жизнь насекомых»

Главный корпус пансионата, наполовину скрытый старыми тополями и кипарисами, был мрачным серым зданием, как бы повернувшимся к морю задом по команде безумного Иванушки. Его фасад с колоннами, потрескавшимися звездами и навек согнутыми под гипсовым ветром снопами был обращен к узкому двору, где смешивались запахи кухни, прачечной и парикмахерской...
Долетели звуки органа. Мелодия была довольно величественной, только время от времени ее прерывало непонятное «умпс-умпс»; впрочем, особенно вслушаться не удалось, потому что музыка играла очень недолго и снова сменилась голосом диктора

Из книги «S.N.U.F.F.»

Бывают занятия, спасительные в минуту душевной невзгоды. Растерянный ум понимает, что и в какой последовательности делать — и обретает на время покой. Таковы, к примеру, раскладывание пасьянса, стрижка бороды с усами и тибетское медитативное вышивание. Сюда же я отношу и почти забытое ныне искусство сочинения книг.
Древний поэт сказал, что любое повествование подобно ткани, растянутой на лезвиях точных прозрений. И если мои прозрения в оркскую душу точны — а они точны, — то в этом не моя заслуга. И даже не заслуга наших сомелье, век за веком создававших так называемую «оркскую культуру», чтобы сделать ее духовный горизонт абсолютно прозрачным для надлежащего надзора и контроля.

Из книги «Transhumanism inc. Подарочное издание (Трансгуманизм Inc.)»

Человечество развивается нелинейно, – будто оправдываясь за что-то, объяснял коуч. –Если бы римлянину третьего века показали мир через триста лет, он решил бы, что цивилизация погибла… Житель карбона, попав в наше время, подумал бы что-то похожее.
Избавиться от проблем нельзя. А вот решить их обычно можно. Но рецепт почти всегда в том, чтобы научиться с ними жить. Или хотя бы согласиться мирно от них умереть.

Из книги «Transhumanism Inc. (Трансгуманизм Inc.)»

Человечество развивается нелинейно, – будто оправдываясь за что-то, объяснял коуч. –Если бы римлянину третьего века показали мир через триста лет, он решил бы, что цивилизация погибла… Житель карбона, попав в наше время, подумал бы что-то похожее.
Избавиться от проблем нельзя. А вот решить их обычно можно. Но рецепт почти всегда в том, чтобы научиться с ними жить. Или хотя бы согласиться мирно от них умереть.