Официальный магазин издательской группы ЭКСМО-АСТ
Доставка
8 (800) 333-65-23
Часы работы:
с 8 до 20 (МСК)
Дина Рубина

Дина Рубина

Дина Рубина — один из самых читаемых российских авторов. Писательница, названная в честь голливудской кинодивы Дины Дурбин, родилась в 1953 году в Ташкенте. С юных лет она занималась творчеством — училась в музыкальной школе, окончила консерваторию. Первые ее произведения публиковались в популярных тогда журналах «Юность» и «Зеленый портфель». Признание и всеобщее внимание писательнице принес рассказ «Когда же пойдет снег?», повествующий о судьбе девушки, встретившей свою любовь незадолго до опасной медицинской операции.

Творчество

На создание всех произведений Дину Рубину вдохновляли сама жизнь, окружение, места, где она бывала, судьбы близких и не очень людей. Именно поэтому ее книги отличает особая пронзительность и достоверность, которая прослеживается в самых мелких деталях сюжетов и образов. Годы в Ташкенте стали основой целой серии произведений, в числе которых полюбившийся многим роман «На солнечной стороне улицы». Уже в 24 года писательницу приняли в члены Союза писателей УзССР — она стала самым молодым участником за всю историю организации.

В 80-х годах Дина Рубина, после съемок фильма «Наш внук работает в милиции», снятого по ее сценарию, переезжает со вторым мужем в Москву. До конца 80-х годов она продолжала писать рассказы и создала сборник «Камера наезжает», который считается одним из самых сильных ее произведений. В 90-х семья Рубиных по программе репатриации переезжает в Израиль, и вместе с новым жизненным этапом начинается и новый творческий цикл. Благодаря этому свет увидели такие работы, как «Почерк Леонардо» и «Вот идет мессия!», удостоившиеся многих международных премий.

Работы

Сегодня Дина Рубина — автор 11 романов и нескольких десятков повестей и рассказов, член престижного ПЕН-клуба и Израильского союза русскоязычных писателей. По ее работам сняты несколько полнометражных и многосерийных фильмов, в числе последних — экранизация романа «Синдром Петрушки».

Все книги

Цитаты

Цитата из книги «Маньяк Гуревич»

«Семья была врачебная, и это определяло всё – от детских игр до трагической невозможности нащелкать градусник до тридцати восьми…»
«Сумасшедший дом был пристанищем людей необыкновенных. Папа называл их больными, но Сеня приглядывался к каждому, подмечая крошечные… ну совсем чуть-чутные признаки притворства…»

Цитата из книги «Наполеонов обоз. Книга 2: Белые лошади»

…привычное, вскользь произнесенное «в ночном», вдруг Сташека подкупило, как и рукопожатие давнего врага, как и честное «устал», поманило серебристой рябью на реке, дунуло рассветным ветерком, окликнуло тихим лошадиным ржанием под звяканье упряжи…
…над зеркальной гладью воды высился красавец-сосновый бор, отражаясь в озере гигантским золочёным гребнем, над которым в закатном небе золочёными пёрышками тлели редкие облака. Вся картина казалась отлитой на заказ искусным ювелиром…

Цитата из книги «Наполеонов обоз. Книга 1: Рябиновый клин»

Изюма родила от красавца-татарина, и на просьбу того назвать ребёнка славным даже и для русского слуха именем Измаил, легко согласилась. Но, вернувшись из ЗАГСа домой, заявила, что легкомысленная фифа, сидевшая на регистрации имён, допустила понятную ошибку… А что, тоже ведь красиво: Изюм, Изюмчик мой сладкий!
Надежда ненавидела всю эту сакральную индийскую чушь и подозревала, что у нее аллергия на один из компонентов «атмосферы духовности»

Цитата из книги «Яша, ты этого хотел?»

• «Женщина подлинной судьбы, соответствующей веку. В юности муж ее бросился в партию, она – в комсомол. Его в положенное время расстреляли, а ее на каком-то собрании хотели заставить признать его врагом народа. Сура сказала: «Если он враг, то кто же вы тогда?» Ее вывели прямо из зала. Десять лет без права переписки».
• «…жили-то мы в коммуналке, само собой. Кроме нас, в ней жило еще сорок два человека. Один гальюн, одна ванная».

Цитата из книги «Том 5»

Старинные лампы, кошельки, камеи, ножи и вилки, старое тускловатое венецианское стекло, по большей части темно-красное или синее, пенсне в футляре, наволочка на подушку из старинных грязных и прелестных кружев – прибой времени выбросил все это на площадь, как волна выбрасывает на берег водоросли, ракушки и прочий морской сор…
Этот крупный монастырь Византийской эпохи, вернее развалины его, был обнаружен в 80-х годах, во время строительства жилого квартала. Место напоми-нало огромную плешь на макушке нашей горы. Чтобы попасть на прокаленное солнцем природное каменистое плато, – собственно, двор монастыря, покрытый некогда белой византийской мозаикой, – приходилось еще несколько пролетов взбираться по каменной лестнице.