Официальный магазин издательской группы ЭКСМО-АСТ
Доставка
8 (800) 333-65-23
Часы работы:
с 8 до 20 (МСК)
Шолохов Михаил Александрович

Шолохов Михаил Александрович

Шолохов Михаил Александрович (1905-1984) – классик социалистического реализма, военный корреспондент, прозаик, сценарист. Действительный член Академии наук СССР (1939), лауреат нескольких премий, фронтовик. Влиятельный советский литератор, депутат нескольких созывов. Написал множество произведений больших и малых форм, в том числе «Наука ненависти», «Судьба человека», «Поднятая целина», «Они сражались за родину». 15 лет потратил на создание романа «Тихий Дон». Эпопея описывает судьбу донских казаков в начале двадцатого века, с мирных лет перед Первой мировой войной, заканчивая годами Гражданской. За эту книгу Шолохов получил мировую известность и Нобелевскую премию (1965), а сам роман выдержал четыре экранизации.

Все книги

Цитаты

Из книги «Тихий Дон. Книги III-IV»

Чудная жизнь, Алексей!.. Ходют люди ощупкой, как слепые, сходются и расходются, иной раз топчут один одного... Поживешь вот так, возле смерти, и диковинно становится, на что вся эта мура? По-моему, страшней людской середки ничего на свете нету, ничем ты ее до дна не просветишь... Вот я зараз лежу с тобой, а не знаю, об чем ты думаешь, и сроду не узнаю, и какая у тебя сзади легла жизня — не знаю, а ты обо мне не знаешь... Может, я тебя зараз убить хочу, а ты вот мне сухарь даешь, ничего не подозреваешь... Люди про себя мало знают
А было так: столкнулись на поле смерти люди, еще не успевшие наломать рук на уничтожении себе подобных, в объявшем их животном ужасе натыкались, сшибались, наносили слепые удары, уродовали себя и лошадей и разбежались, вспугнутые выстрелом, убившим человека, разъехались, нравственно искалеченные. Это назвали подвигом.

Из книги «Тихий Дон. Книги III-IV»

А было так: столкнулись на поле смерти люди, еще не успевшие наломать рук на уничтожении себе подобных, в объявшем их животном ужасе натыкались, сшибались, наносили слепые удары, уродовали себя и лошадей и разбежались, вспугнутые выстрелом, убившим человека, разъехались, нравственно искалеченные. Это назвали подвигом.
Побеждает только тот, кто твердо знает, за что он сражается, и верит в свое дело.

Из книги «Тихий Дон. Книги III-IV»

А было так: столкнулись на поле смерти люди, еще не успевшие наломать рук на уничтожении себе подобных, в объявшем их животном ужасе натыкались, сшибались, наносили слепые удары, уродовали себя и лошадей и разбежались, вспугнутые выстрелом, убившим человека, разъехались, нравственно искалеченные. Это назвали подвигом.
Побеждает только тот, кто твердо знает, за что он сражается, и верит в свое дело.

Из книги «Тихий Дон. Книги I-II»

А было так: столкнулись на поле смерти люди, еще не успевшие наломать рук на уничтожении себе подобных, в объявшем их животном ужасе натыкались, сшибались, наносили слепые удары, уродовали себя и лошадей и разбежались, вспугнутые выстрелом, убившим человека, разъехались, нравственно искалеченные. Это назвали подвигом.
Побеждает только тот, кто твердо знает, за что он сражается, и верит в свое дело.

Из книги «Тихий Дон. Книги I-II»

Чудная жизнь, Алексей!.. Ходют люди ощупкой, как слепые, сходются и расходются, иной раз топчут один одного... Поживешь вот так, возле смерти, и диковинно становится, на что вся эта мура? По-моему, страшней людской середки ничего на свете нету, ничем ты ее до дна не просветишь... Вот я зараз лежу с тобой, а не знаю, об чем ты думаешь, и сроду не узнаю, и какая у тебя сзади легла жизня — не знаю, а ты обо мне не знаешь... Может, я тебя зараз убить хочу, а ты вот мне сухарь даешь, ничего не подозреваешь... Люди про себя мало знают
А было так: столкнулись на поле смерти люди, еще не успевшие наломать рук на уничтожении себе подобных, в объявшем их животном ужасе натыкались, сшибались, наносили слепые удары, уродовали себя и лошадей и разбежались, вспугнутые выстрелом, убившим человека, разъехались, нравственно искалеченные. Это назвали подвигом.