Стругацкий Аркадий Натанович – книги и серии

  • Новинки(20)
  • Предзаказы(9)
  • Серии(24)
  • Все книги(133)
  • Отзывы(3)
Стругацкий Аркадий Натанович
Новинка
Аркадий и Борис Стругацкие - Хромая судьба обложка книги

Все книги

Аркадий и Борис Стругацкие - Малыш обложка книги
Новинка
Аркадий и Борис Стругацкие - Хромая судьба обложка книги

Вы посмотрели 30 из 133 товаров

Отзывы об авторе (3)
Оценка
Номер карты Много.ру
Например, 12345678
Отзыв
/

Сергей Иванов

11 октября 2020

Есть такой старый анекдот, от том, как правильно покупать на рынке рыбу: "отрежьте вот здесь от головы чуть-чуть, спасибо, и от хвоста немножко, замечательно – а вот остальное мне заверните!" Ну, вот примерно такое, же, отношение у меня творчеству этих совписов. Делю для все их произведения условно на три этапа. Ранние вещи, вроде, "Страны багровых туч", "Пути на Амальтею", "Стажёров" или "Попытки к бегству", после однократного прочтения еще в школьные годы, более никакого интереса не вызывали, и никогда не перечитывались. В связи с полным отсутствием желания. Примерно, аналогичная ситуация с их подними романами и повестями, где братья отважно демонстрировали системе, что их скормила большую дулю, спрятанную глубоко в кармане. Все эти "Сказки о Тройке", "Хромые судьбы" и прочие "Отягощенные злом", "Поиски предназначения" или "Бессильные мира сего" даже по первопрочтении ничего кроме зевоты не вызывали. Какие, уж, тут перечитывания. А вот повести из серединки – тут прямо очень хорошо и очень славно. Не "Далекая Радуга", "Трудно быть богом" или "Хищниые вещи века", но "Пикник на обочине", "За миллиард лет до конца света" или "Отель у "Погибшего Альпиниста" - время от времени руки прямо сами тянутся снять с полки. При этом нельзя сказать, что те вещи, что мне не нравятся, написаны хуже. Нет. Ну, тут, уж, каждый выбирает для себя.

Юлиан Бахилин

14 октября 2020

5
Гениальные писатели и самые великие соавторы на планете Аркадий и Борис Стругацкие. Две глыбы,которые на сотни лет опередили время в котором жили. Непревзойдённые мастера сумевшие в своих книгах поставить вопросы на которые никто и никогда не даст ответа. Это ли не подлинное величие. А с точки зрения их произведений,то я бы начал конечно с "Понедельника начинается в субботу". На первый взгляд забавная сказка со смешными героями надёрганными отовсюду,а на самом деле простая и доступная энциклопедия популярной литературы и мировой культуры для тех кто не хочет изучать эти две дисциплины на полном серьёзе. Другой важный роман Стругацких это "Трудно быть Богом". Ну тут уже ясно из названия,что это предостережение всем. Не пытайтесь брать на себя функции Всевышнего. Человеку это недоступно и не стоит пытаться. Так же хорош своей доступностью в прочтении,но важен для объяснения немотивированной жесткости и необъяснимой людской агрессии роман "Парень из преисподней". О том,что люди сами себе враги и чем скорее они это поймут,тем больше шансов на светлое будущее. При этом есть версия,что не поймут никогда и человечество обречено. Ну и в завершении надо отметить самые сложные произведения "Улитка на склоне","Град обречённый" и "Отягощённые злом".

Константин Тихонов

09 июля 2020

5
Главные советские фантасты. До сих пор вся отечественная фантастика (это прискорбный факт, кстати), можно считать вышла из "Полдня", ровно, как русская литература из гоголевской "Шинели". Повторюсь, факт этот не радостный, но, как говорится, против него не попрешь. Всего Аркадий и Борис написали три романа, в, так называемый, поздний период творчества, когда братья пытались писать "взрослую" вне жанровую прозу. "Град обреченный", "Отягощённые злом, или Сорок лет спустя" и "Хромая судьба". У последнего романа есть еще "ранняя редакция с фрагментами "Града обреченного" в качестве романа из папки. Все остальные горячо любимые в народе произведения маркируются, как ни странно, повестями. Ряд произведений писателей был экранизирован. Но, при этом, даже признавая, за отдельными киноверсиями некоторые достоинства, как таковые, истинные поклонники не находят ни одной попытки, которую бы можно признать положительным примером, перенесения сюжета книжного первоисточника на экран. Т.е. признавая за Тарковским или Германом, что получилось кино, но категорически не согласны, что на экране Стругацкие.