Официальный магазин издательской группы ЭКСМО-АСТ
Доставка
8 (800) 333-65-23
Часы работы:
с 8 до 20 (МСК)
Толстой Лев Николаевич

Толстой Лев Николаевич

Лев Николаевич Толстой в 1828 году в Ясной Поляне, там же прошли его детские годы. Будущий писатель рано потерял родителей. Воспитывала будущего писателя сестра отца. Лев Толстой учился в Императорском Казанском университете, но не закончил его. Много времени посвящал самообразованию. В 1848 году Толстой перебрался в Москву, затем некоторое время жил в Санкт-Петербурге, а в 1849 году вернулся в Ясную Поляну. Первый рассказ «История вчерашнего дня» он написал в 1851 году.

Следующей значимой вехой в жизни Толстого стало поступление на военную службу, участие в обороне Севастополя. В 1856 году Толстой вновь прибыл в Петербург, а годом позже уехал путешествовать по загранице: посетил Германию, Италию, Францию и др. Знаменитая трилогия «Детство», «Отрочество», «Юность» была закончена к концу 50-х.

Последующие десять лет Лев Николаевич посвятил работе над романами «Анна Каренина» и «Война и мир». На более позднем этапе своего творчества Толстой написал «Воскресение», «Сто лет», «Хаджи-Мурат», множество рассказов.

Все книги

Цитаты

Из книги «Исповедь. О жизни»

Главный ужас жизни людей, не понимающих жизни, в том, что то, что ими считается наслаждениями ( все наслаждения богатой жизни), будучи такими, что они не могут быть равномерно распределены между всеми людьми, должны быть отнимаемы у других, должны быть приобретаемы насилием, злом, уничтожающим возможность того благоволения к людям, из которого вырастает любовь.
Человек, положивши свою жизнь в подчинение закону разума и в проявление любви, видит уж в этой жизни, с одной стороны, лучи света того нового центра жизни, к которому он идет, с другой -- то действие, которое свет этот, проходящий через него, производит на окружающих. И это дает ему несомненную веру в неумаляемость, неумираемость и в вечное усиление жизни.

Из книги «Война и мир. Том III-IV»

Я бы не поверил тому, кто бы мне сказал, что я могу так любить. Это совсем не то чувство, которое у меня было прежде. Весь мир разделен для меня на две половины: одна - она и там все счастье, надежда, свет; другая половина - все, где её нет, там все уныние и темнота... Я не могу не любить света, я не виноват в этом. И я очень счастлив...
Я знаю в жизни только два действительные несчастья: угрызение совести и болезнь. И счастье есть только отсутствие этих двух зол.

Из книги «Война и мир. Том I-II»

Я бы не поверил тому, кто бы мне сказал, что я могу так любить. Это совсем не то чувство, которое у меня было прежде. Весь мир разделен для меня на две половины: одна - она и там все счастье, надежда, свет; другая половина - все, где её нет, там все уныние и темнота... Я не могу не любить света, я не виноват в этом. И я очень счастлив...
Я знаю в жизни только два действительные несчастья: угрызение совести и болезнь. И счастье есть только отсутствие этих двух зол.

Из книги «Война и мир. Том 4»

Я бы не поверил тому, кто бы мне сказал, что я могу так любить. Это совсем не то чувство, которое у меня было прежде. Весь мир разделен для меня на две половины: одна - она и там все счастье, надежда, свет; другая половина - все, где её нет, там все уныние и темнота... Я не могу не любить света, я не виноват в этом. И я очень счастлив...
Я знаю в жизни только два действительные несчастья: угрызение совести и болезнь. И счастье есть только отсутствие этих двух зол.

Из книги «Война и мир. Том 3»

Я бы не поверил тому, кто бы мне сказал, что я могу так любить. Это совсем не то чувство, которое у меня было прежде. Весь мир разделен для меня на две половины: одна - она и там все счастье, надежда, свет; другая половина - все, где её нет, там все уныние и темнота... Я не могу не любить света, я не виноват в этом. И я очень счастлив...
Я знаю в жизни только два действительные несчастья: угрызение совести и болезнь. И счастье есть только отсутствие этих двух зол.