Официальный магазин издательской группы ЭКСМО-АСТ
Доставка
8 (800) 333-65-23
Часы работы:
с 8 до 20 (МСК)
Улицкая Людмила Евгеньевна

Улицкая Людмила Евгеньевна

Людмилу Улицкую называют знатоком человеческих душ. Первая женщина-писатель, ставшая лауреатом престижной премии «Русский Букер», работает в уникальном стиле, в котором соединяются постмодернизм и реализм. Ее короткая проза и романы, наполненные иронией и пронзительной передачей внутреннего мира героев, переведены на более чем 25 языков.

Биография и начало творческого пути

Людмила Улицкая родилась в 1943 году в Башкирии. Ее деды были репрессированы, а родители после эвакуации вернулись в Москву, где будущая писательница окончила школу и биологический факультет МГУ. Поработав в нескольких театрах, она принялась за написание сценариев. В 80-х годах Улицкая начала публиковать рассказы в журналах, и повесть «Сонечка» в «Новом мире» принесла ей международное признание — произведение было удостоено французской премии Медичи. Дальше последовала череда книг, каждая из которых раскупалась огромными тиражами.

Работы

В числе самых известных работ Людмилы Улицкой — культовый роман «Казус Кукоцкого», сборник рассказов «Девочки», роман «Даниэль Штайн, переводчик», подборка эссе «Священный мусор» и притча-роман «Лестница Якова», получивший премию конкурса «Большая книга». Многие произведение успешно экранизируются, например, по роману «Казус Кукоцкого» был снят большой сериал, а по повести «Веселые похороны» — полнометражный художественный фильм.

Сегодня, продолжая работать над острой и колоритной прозой, Людмила Улицкая занимается и общественной деятельностью — руководит «Лигой избирателей» и собственным фондом, поддерживающим гуманитарные инициативы, входит в попечительский совет благотворительного фонда «Вера».

Все книги

Цитаты

Из книги «Священный мусор»

Чтение — взрыв. Мир расширяется, распирается новым знанием. Оно в книжном шкафу в коридоре, в квартире моих предков по материнской линии, Гинзбургов. “Я” — отчасти — складывается из суммы прочитанных книг.
Набоков, сочинитель множества литературных шарад и ребусов, гроссмейстер розыгрыша и гений совпадения, улыбается сейчас с берегов Леты — которая в его случае называется, наверное, именем северной речки Оредеж, — этой простенькой, но остроумной шутке провидения, заставившего его сидеть в одном вольере с джазом, который вызывал у него при жизни скуку, непонимание и раздражение.

Из книги «Старые, малые и другие»

— Вижу, — шепотом ответила Дина. — А ты? Скажи, ты не слепой, да? Ты видишь? Прадед повернулся к ней. Глаза его были добрыми и блеклыми. Он улыбнулся. — Пожалуй, кое-что вижу. Но только самое главное, — ответил он и зашептал, как всегда, что-то неслышное.
Такое чувство он испытывал только во сне. Он был счастлив. Он не чувствовал ни страха, ни неприязни, ни вражды. Он был ничем не хуже их. И даже больше того: они восхищались его чепуховым талантом, которому сам он не придавал никакого значения. Он словно впервые увидел их лица: не злые. Они были совершенно не злые...

Из книги «Необыкновенное обыкновенное чудо»

В тех краях зима больше всего похожа на сказку: народа там живет мало, ни фабрик, ни заводов — вообще минимум цивилизации, и снег лежит почти везде нетронутым и ярко-белым, накрывая себя поверху глухой тишиной.
Остальная цепочка шла молча: на вершинах сопок снег, подчищаемый ветром, едва доходил до колена, но кое-где в низинах брели и по пояс. Старпому-то было нипочем, зам тоже из породы старых коней, а молодежь дышала тяжело — особенно те, которые участвовали в мероприятии впервые.

Из книги «Бумажный театр: непроза»

Всё понедельник, чистый лист / и первый снег / надеждами мне полнятся, / покуда / не гаснет свет всеобщей мастерской, / и не кладут крестом на руку руку, / и с губ слетит комочек золотой, / покинув обнищавшую старуху.
Дневники пишу до сих пор. Целая куча разноформатных книжечек, года с 76-го сохранились почти все. Более ранние развеялись. Когда удается разобрать — интересно. Я ли писала или другой человек? Ответ на этот вопрос двойственный: да, конечно я, но я стала другим человеком...

Из книги «Птичий рынок»

“— Здравствуйте, меня зовут Дмитрий, и я не собираюсь покупать у вас таксу! — так начал я разговор, и теперь мне странно, что на том конце несуществующего провода не положили трубку. — И не надо, — был мне ответ. Так судьба всегда разговаривает, когда она Судьба. — Ты ее уже купил, — догадалась моя тогдашняя подруга по телефону”. (Дмитрий Воденников)
"Однажды моя восьмилетняя в ту пору приятельница принесла кого-то с Птичьего рынка. Она заплатила два рубля и спросила у продавца: «А кто это?» «Самка», — ответил он и велел кормить капустой. Этот зверь — «самка» — забежал под диван в кухне и стал там жить. Всем знакомым (мне в их числе) девочка предлагала лечь на пол и определить, кто это. Но никто не определил". (Юрий Рост)