Официальный магазин издательской группы ЭКСМО-АСТ
Доставка
8 (800) 333-65-23
Часы работы:
с 8 до 20 (МСК)

Оболенский Игорь Викторович: Четыре друга эпохи. Мемуары на фоне столетия

Артикул: p181108

Купили 76 раз

Четыре друга эпохи. Мемуары на фоне столетия - фото 1
Четыре друга эпохи. Мемуары на фоне столетия - фото 2

О товаре

Это необычная книга.

История века – в откровенных рассказах его главных героев. Они давали интервью, кто-то из них даже оставил воспоминания. Но никогда они не были столь открыты, как в общении с Игорем Оболенским.

Секреты долголетия и общения с сильными мира сего от патриарха танца Игоря Моисеева, уроки житейской мудрости от режиссера Юрия Любимова, путеводитель успеха от историка моды Александра Васильева, неожиданные грани судеб великих Михаила Ульянова, Чингиза Айтматова, Армена Джигарханяна и Виталия Вульфа.

Впервые публикуемые на страницах книги воспоминания родных и близких легендарного хореографа Жоржа Баланчина и художника Нико Пиросмани делают книгу уникальной.

На страницах книги – ответы на вопросы, которые до этого принято было считать "слишком личными": почему ушел из жизни Владимир Маяковский, кого любил Рудольф Нуриев, чего не выдержал Олег Даль, что стало приговором для Фрунзика Мкртчана и многое другое.

Эпоха в лицах, история в воспоминаниях, линия жизни в откровениях.

Характеристики

Юлиан Бахилин

5
Отзыв о покупке
на book24.ru
Многократно увлекательный и бесспорно очень интересный проект Игоря Оболенского в котором он неформально и непредвзято общается с целым рядом знаковых,публичных и влиятельных личностей. От Джигарханяна и Любимова до Игоря Моисеева и Виталия Вульфа. Так же описаны встречи с достаточным количеством родных и близких выдающихся деятелей искусства и других областей,которые сами уже не смогут о себе рассказывать. Как и почему прервался жизненный путь Олега Даля,как страдали и любили Мяковский,Нуреев и Фрунзик Мкртычан. Обаяние и харизма носителя подлинно княжеской фамилии Оболенского заставляло открыть ему такие тайны,которые они не рассказали бы никому другому даже ради спасения своей жизни.