Град обреченный
258 р.
Град обреченный Аркадий Стругацкий, Борис Стругацкий

Град обреченный

Предзаказ
Издательство: Издательство АСТ
Редакция: Neoclassic
Артикул:p191200
Возрастное ограничение:16+
Год издания:2019
Количество страниц:544
Переплет:Мягкий (3)
Бумага:Газетная
Формат:117x181 мм
Тираж:34000
Вес:0.27 кг

Способы оплаты

При получении

Оплата производится в момент получения заказа. Наличными или картой.

Наложенный платеж

доставка почтой России

Банковской картой на сайте

Visa, MasterCard, Maestro, МИР

QIWI-кошелёк

Яндекс.Деньги

Банковский перевод

О книге

Одна из самых загадочных книг братьев Стругацких, жанр и цели которой каждый читатель определяет для себя по-своему. Философская притча? Антиутопия? Роман взросления?

Главный герой, Андрей Воронин, попадает в Город, где действует всеобщее право на разнообразный труд. Он пробует себя в разных профессиях и оказывается в сложных, подчас противоречивых жизненных ситуациях. В чем же состоит предназначение загадочного Городского Эксперимента, сталкивающего друг с другом людей, выдернутых из разных временных пластов?

Или это тот случай, когда правильная постановка вопроса гораздо важнее ответа?


Отзывы о книге «Град обреченный» (11)

Напишите отзыв и получите до 200 баллов

200 баллов = 20 рублей. Баллы суммируются с накопительной скидкой, ими можно оплатить до 30% суммы заказа.
Оценка
Номер карты Много.ру
Например, 12345678
Отзыв
/
Дарим до 200 баллов за отзыв

29 февраля 2012

Братья Стругацкие - мои любимые писатели. В их творчестве мне нравится практически все, а любимых произведений много. "Град обреченый" - одно из них. Я читала и перечитывала этот роман несколько раз и всегда открывала для себя какие-то новые грани, заставляющие задуматься над многослойностью в данном произведении. Есть Город, в который попадают люди. Как, куда - это остается неизвестным. Известно, что проживание в этом месте - своего рода Эксперимент, задуманный, по-видимому, очень давно. Герои романа не раз задумываются о том, кто его поставил, и идет ли Эксперимент в их время, или все давно пущено на самотек? Эти люди - совершенно разные личности, в нашей жизни они давно стали бы заклятыми врагами, а в том Городе остаются хорошими приятелями и почти Друзьями. И никто из них не является 100-но хорошим или плохим. Комсомолец и верный товарищ Андрей Воронин обнаруживает в себе совершенно новые качества, о которых он не мог раньше подозревать; фашист Гейгер оказывается не настолько уж плохим, а лучший из лучших - Изя Кацман, чьи неуемная жажда познания и острый ум позволяют открыть или приоткрыть некоторые тайны Города, обладает совсем непривлекательной внешностью. Я долго искала ответ на самую главную тайну города, которая стала известна Изе благодаря его любви копаться в рукописях и архивах, и нашла этот ответ). Но братья Стругацкие во всех своих произведениях использовали гениальный ход - они всегда оставляли Читателю право и возможность самому додумать финал или развитие действия. И мы, поклонники их творчества, спорили, искали правду, забрасывали в он-лайн конференции Бориса Стругацкого множеством вопросов, мучавших нас. А ведь это и отличает Литературу от чтива - умение заставить думать, размышлять, открывать, создавать и рисовать в своем воображении миры, созданные любимыми Писателями. "Все прочее - это только строительные леса у стен храма, говорил он. Все лучшее, что придумало человечество за сто тысяч лет, все главное, что оно поняло и до чего додумалось, идет на этот храм. Через тысячелетия своей истории, воюя, голодая, впадая в рабство и восставая, жря и совокупляясь, несет человечество, само об этом не подозревая, этот храм на мутном гребне своей волны. Случается, оно вдруг замечает на себе этот храм, спохватывается и тогда либо принимается разносить этот храм по кирпичикам, либо судорожно поклоняться ему, либо строить другой храм, по соседству и в поношение, но никогда оно толком не понимает, с чем имеет дело, и, отчаявшись как-то применить храм тем или иным манером, очень скоро отвлекается на свои так называемые насущные нужды: начинает что-нибудь уже тридцать три раза деленное делить заново, кого-нибудь распинать, кого-нибудь превозносить – а храм знай себе все растет и растет из века в век, из тысячелетия в тысячелетие, и ни разрушить его, ни окончательно унизить невозможно... Самое забавное, говорил Изя, что каждый кирпичик этого храма, каждая вечная книга, каждая вечная мелодия, каждый неповторимый архитектурный силуэт несет в себе спрессованный опыт этого самого человечества, мысли его и мысли о нем, идеи о целях и противоречиях его существования; что каким бы он ни казался отдельным от всех сиюминутных интересов этого стада самоедных свиней, он, в то же время и всегда, неотделим от этого стада и немыслим без него... И еще забавно, говорил Изя, что храм этот никто, собственно, не строит сознательно. Его нельзя спланировать заранее на бумаге или в некоем гениальном мозгу, он растет сам собою, безошибочно вбирая в себя все лучшее, что порождает человеческая история... Ты, может быть, думаешь (спрашивал Изя язвительно), что сами непосредственные строители этого храма – не свиньи? Господи, да еще какие свиньи иногда! Вор и подлец Бенвенуто Челлини, беспробудный пьяница Хемингуэй, педераст Чайковский, шизофреник и черносотенец Достоевский, домушник и висельник Франсуа Вийон... Господи, да порядочные люди среди них скорее редкость! Но они, как коралловые полипы, не ведают, что творят. И все человечество – так же. Поколение за поколением жрут, наслаждаются, хищничают, убивают, дохнут – ан, глядишь, – целый коралловый атолл вырос, да какой прекрасный! Да какой прочный!.. Ну ладно, сказал ему Андрей. Ну – храм. Единственная непреходящая ценность. Ладно. А мы все тогда при чем? Я-то тогда здесь при чем?.." Название романа братья позаимствовали из одноименной картины Николая Рериха. Гениальная картина. И гениальный роман.

03 марта 2011

Роман по ходу чтения вызывал у меня противоречивые чувства. Понимание значимости и даже знаковости текста было, но было и ощущение, так называемой, бланкетности (другими словами — отсылочности содержания к дургим источникам художетсвенной литературы). Цитирование произведений (а также заимствование идей) не просто присутствует в тексте, оно должно анализироваться, примеряться к событиям, должно помочь понять суть происходящего в Городе. Однако сначала было чувство, что авторы аккумулировали накопленный в художественной литературе опыт для воплощения своей идеи, не предлагая ничего от себя. НО! Андрей Воронин — это точно от них. Такого разрыва между идейностью и её реализацией я не припомню. Гладкость прохождения от одной жизненной фазы к другой на фоне личностных разрушений вокруг — это меня потрясало от события к событию. С одной стороны, Андрей мне напомнил Родиона Раскольникова: и тот и другой главные персонажи повестовования, но НЕгерои. Люди рядом с ними способны на героизм (маленький или большой, личный или общественный — не важно), но только не они. С другой стороны, неуязвимость души, неприлипания к ней едва появляющихся сомнений, угрызений, приспосабливаемость к меняющемуся окружению в ущерб приятному кругу друзей — не даёт возможности наказания и искупления. Град обречен. А Воронин? Ответы каждый сможет найти в тексте. Несмотря на большое количесвто шифровок (авторы как и Кацман укладывают в пирамиды глав романа свой «Путеводитель по бредовому миру» как раз в виде вышеупомянутых мной отсылок), читатель неторопливый найдёт свою нить Ариадны и проживёт с Андреем Ворониным отмеренное ему время в Граде обреченном.

03 ноября 2010

Душа вопила : Где же смысл. С уважением отношусь к творчеству авторов, убеждаю себя в том, что это именно я не доросла до данного произведения.. читалось интересно, но логического завершения не получилось...

20 октября 2011

Лучшая книга Мастеров.... учитывая и тот факт, что писалась без надежды на опубликование. Потрясающая история о простых людях в непростых условиях. Эпизод с игрой в шахматы - поистине шедеврален. Серьезная, вдумчивая вещь, потреблять которую нужно соответственно.

19 октября 2019

5
Считаю, что Стругацких нужно начинать читать как раз с этой трилогии. Данная часть содержит в себе все - от множества персонажей, раскрывающих свой характер, до тайн, которых по мере прочтения становится все больше и больше.

Выбор читателей

Бестселлер
451' по Фаренгейту
Бестселлер
День триффидов