Норма
555 р.
Скидка 8%
Владимир Сорокин - Норма обложка книги

Норма

5,0 1
В наличии
Цена
555 р.
Скидка 8%
603 р.
114 раз купили
Лучшая цена
Издательство: Corpus
Артикул:p5452714
Возрастное ограничение:18+
Год издания:2020
Количество страниц:544
Переплет:Твердый (7БЦ)
Бумага:Типографская
Формат:130x210 мм
Вес:0.47 кг

Способы оплаты

При получении

Оплата производится в момент получения заказа. Наличными или картой.

Наложенный платеж

Доставка почтой России

Банковской картой на сайте

Visa, MasterCard, Maestro, МИР

QIWI-кошелёк

Яндекс.Деньги

Банковский перевод

С этим товаром часто покупают

-8%
555 руб.
603 руб.
День опричника
-8%
476 руб.
517 руб.
1 031 р.
Стоимость за два товара
Добавить в корзину

О книге

Золотые руки переплавлены, сердце, подаренное девушке, пульсирует в стеклянной банке, по улице шатается одинокая гармонь. Первый роман Владимира Сорокина стал озорным танцем на костях соцреализма: писатель овеществил прежние метафоры и добавил к ним новую — норму. С нормальной точки зрения только преступник или безумец может отказаться от этого пропуска в мир добропорядочных граждан — символа круговой поруки и соучастия в мерзости.

“Норма” была написана в разгар застоя и издана уже после распада СССР. Сегодня, на фоне попыток возродить советский миф, роман приобрел новое звучание — как и вечные вопросы об отношениях художника и толпы, морали.


Отзывы о книге «Норма» (1)

Напишите отзыв и получите до 25 рублей

Оценка
Номер карты Много.ру
Например, 12345678
Отзыв
/
Дарим до 25 рублей за отзыв!

Игорь Ерин

28 декабря 2019

5
Этот роман - первенец Владимира Сорокина - один из лучших, если не лучший русский роман в жанре пост-модернизма времен заката СССР. Роман - представляющий собой остроумную и едкую сатиру на социалистическое бытие последних лет существования советской власти - в целом, а в частности, попутно - язвительную пародию на идеологически выдержанную художественную литературу тех лет, проповедующую метод социалистического реализма. Современная пропаганда много и беззастенчиво лжет про то время, живописуя его самыми мрачными красками; лицемерно умалчивая о том, что до сих пор живет за счет достижений-накоплений той противоречивой эпохи, как беспутный неблагодарный наследник - мот, бездельник и вороватый к тому ж. Безусловной же правдой является то, что общественная жизнь СССР и все информационное пространство были полностью подчинены одной-единственной коммунистической идеологии. И люди, желающие сделать карьеру или просто вкусить дополнительных благ от коммунистической системы распределения, обязаны были проявлять себя не просто как люди, лояльные коммунизму, но быть активными пропагандистами - агитаторами. Коммунистическая доктрина Брежневской и последующих эпох между тем оторвалась от жизни и все более расходилась с реальностью, приобретая все дальше - все больше откровенно демагогический характер. И это было понятно всем. И все кривили душой, когда по команде скандировали лозунги, хотя лозунгам этим не верили ни хор, ни дирижер, ни в партере, ни в ложе, ни на галерке. Социалистическое общество последних лет - это общество победившего конформизма: сколько заплатите - столько и наработаем; общество усиливающегося натуробмена: ты - мне, я тебе; общество полного краха идеологического фундамента социализма: "общественное - выше личного". Я жил в то время, когда желание приумножения этого самого личного обязывало практически всех советских людей прилюдно постоянно кривить душой, дабы соответствовать иделогически выдержанному-выверенному образу носителя коммунизма, побуждало демагогически и лицемерно вторить лозунгам и призывам. Иными словами, господствовал некий "общественный договор": если "хочешь жить хорошо - будь добр жрать свою норму дерьма". Вот эта метафора "норма дерьма" - и выступает основной заглавной метафорой романа. То есть, перефразируя Солженицына, роман Сорокина - это повествование о том, каково это - "жить по лжи". И поэтому современному читателю этот роман, давно ставший классикой, снова покажется актуальным. Весьма и весьма злободневным, будто про нас, сегодняшних, писанным. То есть, имеем тот редкий случай, когда очень хочется, чтобы роман поскорее устарел, оброс мхом забытых, как сон, минувших лет и перешел в категорию литературных памятников.

Выбор читателей

Бестселлер
Яхина Г.Ш. - Дети мои обложка книги
Бестселлер
Евгений Водолазкин - Лавр обложка книги