Официальный магазин издательской группы ЭКСМО-АСТ
Доставка
8 (800) 333-65-23
Часы работы:
с 8 до 20 (МСК)

Воробьев К.: Убиты под Москвой. Крик. Повести

Артикул: p5496859

Купили 75 раз

Убиты под Москвой. Крик. Повести - фото 1
Убиты под Москвой. Крик. Повести - фото 2
Убиты под Москвой. Крик. Повести - фото 3

О товаре

Пронзительное живое повествование К. Воробьева, самого участвовавшего в битве под Москвой, видевшего своими глазами реальные боевые действия, убедительно и достоверно. Подлинность открывается и в интонации повествования, и в общей картине, которая остается после прочтения, и в очевидной непридуманности деталей («сновидческая точность картин боя» — Дм. Быков).

Настоящая «лейтенантская проза», ведь и сам писатель попал на фронт из кремлевских курсантов. А потом плен, побеги, партизанский отряд, а после окончания войны долгие годы подозрений. И отсутствие публикаций.

Повести о советской деревне, о коллективизации столь же пронзительны и трагичны. Слишком трудные времена выпали на долю людей: и голод, и разруха, и многочисленные расстрелы. Хотите узнать об истории советского времени из-под пера талантливого писателя, умеющего пережитое перелить в живое повествование о судьбе страны и людей, живущих в стране, просто прочитайте эту книгу. Да к тому же в книгу включены статьи о самом Константине Воробьеве, о его биографии и творческой судьбе.

Аннотация

В книгу вошли лучшие повести К.Д. Воробьева (1919 — 1975) — писателя сложной судьбы несмотря на то, что каждое слово писателя "кричит о человечности, о достоинстве, о силе и милосердии" (Дм. Быков). Честно отобразившие жизнь деревни в период коллективизации, события Великой Отечественной войны повести писателя автобиографичны. Прожитые самим автором, выстраданные, они описывают события глазами очевидца, пережившего коллективизацию еще юным, участвовавшего в боях под Москвой зимой 1941 года, попавшего в плен, трижды бежавшего из лагерей, в третий раз удачно, ставшего руководителем партизанского движения, и потому не лгут ни одной интонацией. Его называли русским Хемингуэем, и, возможно, в последней незавершенной работе "…И всему роду твоему", включенной в эту книгу, эта параллель наиболее очевидна.

Характеристики

Екатерина Чернова

5
Отзыв о покупке
на book24.ru
Книга отличного качества. Твердый переплет с бумажной глянцевой обложкой. Странички беленькие, книга толстая. Хватит ее точно на долго. Книга будет прекрасным подарком любителям "лейтенантской прозы" (как мой папа, у которого дедушка подполковник, например). У меня всегда эта тема вызывает грусть и глубокое уважение к простым нашим русским дворовым пацанам. Написано грамотно и очень красиво. Теперь у меня есть эта книга. Я очень этому рада.

Ростислав Рыбалтовский

5
Хорошо помню своё первое знакомство с прозой талантливейшего советского писателя Константина Воробьёва: это была коротенькая военная повесть "Крик", но впечатление она произвела ошеломительное!.. Это был такой высокий литературный стиль, каким о войне, как я думал, никто не пишет. Естественно, что мне захотелось продолжить знакомство с творчеством Воробьёва, и на помощь мне пришло именно это красивое издание. Помимо упомянутого "Крика", в него вошёл целый корпус произведений о войне, но особенно я хотел бы отметить повести Воробьёва о деревне, потому что они тоже удивили меня: это настолько хорошо написано, что с этим не сравнится никакая деревенская проза!.. Особенно потряс "Друг мой Момич" — не читал ничего более сильного о трагической эпохе коллективизации. Потрясающий писатель, книги которого должны быть в каждой домашней библиотеке.

Анна Антонова

5
Что пережил писатель - не могу даже и представить. Из чего вышла такая книга, из каких ужасов, из какого мужества - где, из какого источника брал он силы? Ранее мало знакомое имя из-за репрессивного отношения к Константину Воробьёву со стороны известных структур, которые вместо награды, восхваления почестей героя, трижды (!!) бежавшего из плена, устроившими ему ад при жизни. Что он должен был чувствовать - истинный солдат, герой, честный человек, которого почти до конца жизни клеймили, подозревали... - сердце просто останавливается от горечи таких вот перекосов. Счастье, что он не переставал писать и книги его увидели свет, дойдя до нас и донеся всю страшную, неприкрытую правду про тяготы Великой Отечественной войны. А сколько ведь таких было, как он... Вечная им память, слава и почёт.

Jack Jones

5
Константин Воробьев знает о войне не по наслышке. Автор сам активно принимал участие в боевых действиях. Читать произведения про ВОВ всегда тяжело, но нужно, они показывают, чего на самом деле стоит жизнь и как за нее нужно бороться. Интересная и вдохновляющая книга.

Игорь Ерин

5
Отзыв о покупке
на book24.ru
Никак не поза и не для красного словца. Лично я ставлю писателя Константина Воробьева выше Ремарка и Хемингуэя, Бондарева и Бакланова, Богомолова и Курочкина... Притом, что Ремарка и Хемингуэя я люблю, а Бондарева, Бакланова... безмерно уважаю. Почему? Наши военные писатели, бывшие фронтовики, окопники, безусловно правдивы в своих произведениях, и безусловно правы в своей памяти и скорби о павших товарищах по оружию, акцентируя в своих произведениях на великом подвиге советского солдата, на его героизме и самоотверженности. Но лично мне ближе правда Константина Воробьева: героического на войне мало и лучше бы его, героизма, не случалось вовсе. Люди в массе своей и в этих ужасных кошмарных обстоятельствах пытаются жить; жить, по-возможности, не изменяя своим довоенным, мирным устремлениям и привычкам, как-нибудь приспосабливаясь к обстоятельствам, к каким приспособиться, казалось бы, выше человеческих сил... Сравнивая же "правду войны" у Воробьева, "окопной правдой" Хемингуэя и Ремарка, нельзя не согласится, что правда Воробьева и точнее, и масштабнее и эпичнее, хотя бы в силу несравнимо большего масштаба и эпичности описываемых Воробьевым событий. Признаем: простой, рядовой, обыкновенный, обыденный, ничем не выдающийся, совсем негероический герой Константина Воробьева - именно он - в конце концов и спас Мир. Просто пытаясь выжить в нечеловеческих обстоятельствах, не изменяя при этом ни себе, ни стране, ни товарищам.