Официальный магазин издательской группы ЭКСМО-АСТ
Доставка
8 (800) 333-65-23
Часы работы:
с 8 до 20 (МСК)
Киберпонедельник

Житомирский Владимир Александрович: Враг Геббельса №3

Артикул: p5483977

Купили 50 раз

Враг Геббельса №3 - фото 1
Враг Геббельса №3 - фото 2

О товаре

Художник-график Александр Житомирский вошел в историю изобразительного искусства в первую очередь как автор политических фотомонтажей. В годы войны с фашизмом его работы печатались на листовках, адресованных солдатам врага и служивших для них своеобразным "пропуском в плен". Вражеский генералитет издал приказ, запрещавший "коллекционировать русские листовки", а после разгрома на Волге за их хранение уже расстреливали. Рейхсминистр пропаганды Геббельс, узнав с помощью своей агентуры, кто делает иллюстрации к "Фронт иллюстрирте", внес имя Житомирского в список своих личных врагов под №3 (после Левитана и Эренбурга). Этих людей требовалось "найти и повесить".

Сотрудники "Фронт иллюстрирте" работали, не щадя себя, на сон оставалось часа четыре. Художник вспоминал: "Все мои мысли были сосредоточены на пропаганде среди войск врага. Для того, чтобы сохранить остатки внутреннего равновесия, я придумал себе маленькую отдушину. Прежде, чем лечь спать, я минут сорок проводил вне войны. На левой странице писал, что вспомнится из довоенного прошлого. На правой делал набросок – иллюстрацию к тексту". Этот уникальный дневник стал основой книги "Враг Геббельса №3", которую написал в память о своем отце сын художника - журналист и писатель Владимир Житомирский.

Цитаты

«Наша пехота смотрела на журнал «Фронт-иллюстрирте» и на листовки, создаваемые Александром Житомирским, как на боевое оружие особой эффективности. Этого мы, летчики, на первых порах, признаюсь, не могли понять. Мы были недовольны, когда нашему авиаполку установили квоту: одна бомба – один контейнер с листовками». Анатолий Руссов, военный летчик.

Характеристики

В наличии
437 ₽
389 ₽ - 11%
Снизить цену
Лучшая цена
Дарим до 40 бонусных рублей за отзыв

Аэлита Булычева

Как определить жанр этой книги? Дневник? Да. Мемуары? Да. Рассказ о пути молодого человека к высотам творчества? Да. Но это еще и воздух времени, ощутимый на каждой странице, в каждом описанном эпизоде, будь то время военное или мирное. А еще это множество людей, знакомство с которыми читателю несомненно будет интересным. И – размышления художника о природе творчества, о той цене, которую приходится платить за истинные достижения в этой сфере. Нет сомнения, путешествие по страницам этой книге, надолго останется в памяти каждого – кто в такое путешествие отправится.

Владимир Писаренко

5
Владимир Писаренко В преддверии большого праздника - Дня Победы известный журналист и писатель Владимир Житомирский представил нам свою новую книгу. Она раскрывает малоизвестную страницу борьбы с коварным врагом - схватку за умы. Оружием в этой борьбе были листовки с фотомонтажами его отца - известного художника-графика Александра Житомирского. Их сила заключалась в том, что они были направлены не против рядовых солдат, а против тех, кто запустил эту кровавую мясорубку. Единственный выход - сложить оружие, предъявив данную листовку как свидетельство добровольной сдачи в плен. И огромное число фашистских солдат выбирали именно этот путь... Удивительно ли, что автор этих опасных фотомонтажей попал в число персональных врагов фашистских главарей?.. Украшением книги стали рисунки, сделанные художником в годы войны - легкие и непринужденные, иллюстрирующие его дневник. Вообще, книга отличается насыщенностью иллюстрациями: наряду с военными монтажами мы видим довоенную и послевоенную графику, редкие фотографии, галерею автопортретов. Написанная хорошим языком, книга несомненно будет интересна и людям, не понаслышке знающим о войне, и молодежи, для кого "битва без выстрелов", за умы, шедшая параллельно с танковыми сражениями, окажется неким откровением.

Людмила Артёмова

Очень сильная книга! Поражает как сама история о великом вкладе в борьбу с фашизмом, вершившуюся с помощью карандаша, пера и ножниц, и достигшую самой верхушки вражеского генералитета, так и форма повествования. Книга рассказывает не только о войне, но и о мирной, довоенной, счастливой жизни, о чувствах и мечтаниях, о воспоминаниях и надеждах человека, названного Геббельсом своим личным врагом. Книгу можно назвать своеобразным фотомонтажом, виртуозно составленным из дневника главного героя, его набросков, рисунков и созданных им листовок, и рассказа его сына, который талантливо соединил все планы воедино.

анатолий медведенко

Только что закончил читать книгу В. Житомирского «Враг Геббельса №3», выпущенную издательством АСТ в серии «Фронтовой дневник». Признаюсь сразу, она меня покорила, что и побудило высказать несколько добрых слов и в адрес ее автора, и в адрес главного героя повествования, являющегося «по совместительству» его отцом. Но сначалаа немного личного. Мне довелось, скажу больше – посчастливилось, общаться с талантливейшим и благороднейшим человеком - Александром Житомирским. И общение это продолжалось не один год. Несмотря на внушительную разницу в возрасте (ровно тридцать лет), мы, как говорится, были на равных. Я не раз был свидетелем, как из-под его карандаша возникали шедевры. У него не было студии. После рабочего дня в редакции журнала он творил «на дому», за письменным столом в своей квартире. Я сидел рядом, боясь шевельнуться и нарушить какую-то особую атмосферу. А он чудодействовал, водил по бумаге карандашом или фломастером, в результате чего на плоском листе появлялся объемный, выразительный рисунок... А теперь непосредственно о воспоминаниях Владимира Александровича. Я бы разделил их на три части, или пласта. Не по важности (в этом плане они абсолютно равноценны), а по содержанию. Правда, разделение это чисто условное, так как пласты постоянно пересекаются, дополняя друг друга. И тем не менее. Конечно же, в центре – Александр Арнольдович Житомирский, в данном случае – связующее звено. Думаю, что каждому, кто прочтет книгу, не может не импонировать, с каким тактом рассказывает автор о своем отце. Но этот такт, отсутствие пафоса с одной стороны, сюсюканья с другой, не скрывают восхищения, нежности и теплоты, которые он испытывает по отношению к отцу. И Житомирский-старший вполне заслуживает это отношение. Второй пласт: Александр Житомирский – художник, карикатурист, плакатист, мастер фотомонтажа. В книге чуть ли не детально прослеживается становление незаурядной творческой личности, из ростовского подростка, делившего время между греблей и рисованием, выросшего в крупного художника. Ну а мы, читатели, становимся свидетелями этого пути, блестяще описанного автором, на глазах которого и проходила значительная часть становления. И, наконец, третий, думаю, самый важный в жизни Александра Арнольдовича этап, период наивысшего проявления его таланта. Конечно же, я имею в виду годы Великой Отечественной войны, в которой он участвовал чуть ли не с первого и до последнего дня – дня Великой Победы, в которую вложил свой вклад. Книга не случайно вышла в серии «Фронтовой дневник». Что же касается размера вклада, то его определили сами гитлеровцы. Кстати, о нем говорится в аннотации к книге: Геббельс, узнав, кто делает фотомонтажи к «Фронт-иллюстрирте», журналу для немецких солдат, внес имя Житомирского в список своих личных врагов под №3 (после Левитана и Эренбурга). Этих людей требовалось «найти и повесить» Замечу, что своим распоряжением рейсхминистр пропаганды вольно или невольно высоко оценил вклад всей советской творческой интеллигенции в разгром фашистской Германии. В данном случае их олицетворением или символом были радиодиктор, писатель и художник. Символично и то, что книга В. Житомирского вышла в год 75-летия Победы над фашизмом. Да простит меня автор, что позволю себе некоторую вольность: мне кажется, что его воспоминания можно было бы трактовать не только, как рассказ об Александре Арнольдовиче, но в его лице – обо всех его коллегах по творческому цеху: художниках, писателях, музыкантах, журналистах, кинооператорах, актерах, участвовавших в войне. Ценность книги и в том, что она в то же время представляет широкую панораму, не ограничивается только «семейной хроникой», рассказывает о сложных периодах страны описываемых десятилетий, не забывает людей, живших и действовавших в то время. Не могу не сказать о внимании автора к мельчайшим деталям, которые украшают повествование. Наверное, в этом повинна его профессиональная добросовестность и исключительная память. Ну и конечно, нельзя не отметить безупречный стиль, богатую лексику, в которой, тем не менее, ни одного лишнего слова. Буду рад, если с помощью этой богато иллюстрированной книги в его творческую лабораторию заглянет как можно больше людей.

Никита Греков

Мгновения счастья среди сполохов войны – так можно охарактеризовать поразительный документ – иллюстрированные записки Александра Житомирского. Спустя считанные часы после очередной записи художнику предстояло вернуться к тяжелым и ответственным будням – работе над очередным фотомонтажом, призванным убедить солдат врага складывать оружие. И эти монтажи, помещенные на листовки, достигали цели! Сколько людей было спасено!