Тайбер Эллиот - Взятие Вудстока обложка книги

Тайбер Эллиот: Взятие Вудстока Артикул: p173375

Цена
100 р.

Скидка 10%
Серия: Corpus.
Издательство: Corpus
Год издания:2009
Количество страниц:320
Переплет:Твердый (7БЦ)
Формат:139x204 мм
Вес:0.3 кг

Способы оплаты

При получении

Оплата производится в момент получения заказа. Наличными или картой.

Наложенный платеж

Доставка почтой России

Банковской картой на сайте

Visa, MasterCard, МИР

QIWI-кошелёк

ЮMoney

Банковский перевод

Скидка 10%

О книге

Самый знаменитый рок-фестиваль всех времен и народов - Вудстокский - прошел 40 лет назад, в августе 1969 года. Площадкой для него послужили окрестности го­родка Бетел в штате Нью-Йорк. Эллиот Тайбер, ныне писатель, сценарист и коме­диограф, а в те времена - хозяин небольшого убыточного мотеля в Бетеле и один из создателей фестиваля, рассказывает об этих трех великих днях музыки и любви. Пользуясь словами самого автора, "Взятие Вудстока" - эта "правдивая история вос­стания, концерта и жизни". Тайбер с юмором вспоминает, сколько трудностей при­шлось преодолеть организаторам фестиваля, а также излагает историю собственной жизни, радикально изменившейся летом 1969-^0- Однако в первую очередь его кни­га - это биография всего поколения "шестидесятников", начертавшего на своих знаменах "секс, наркотики, рок-н-ролл" и "занимайся любовью, а не воюй". Поко­ления, начавшего борьбу за гражданские права и раз и навсегда изменившего мир.


Отзывы о книге «Взятие Вудстока» (4)
Оценка
Номер карты Много.ру
Например, 12345678
Отзыв
/

Денис Старшинов

27 октября 2011

Соблазненная отзывом предыдущего (и единственного) рецензента Октябрины Майоровой, пошла "брать" "Вудсток" (к слову сказать, отзыв замечательный - именно таким, имхо, и должна быть побудительно-покупательная рецензия))). Впечатления от книги двоякие. С одной стороны, читается легко, язык прекрасный, Сергею Ильину (похоже, единолично "возделывающему" Стивена Фрая на отечественной переводной ниве - а это о многом говорит!), как, пожалуй, никому сейчас, удалось полностью сохранить (и что еще важнее - совместить!) неподражаемый англо-американский "акцент" в хорошем русском языке. Минимум табуированной лексики при полном соответствии языка эпохе - никогда не думала, что такое возможно применительно к лету 69-го, и тем не менее это так. В общем, если рассматривать "Взятие Вудстока" в качестве занимательного чтения на основе реальных событий (как это принято писать в к/ф), густо замешанного на психологизме отдельно взятой семьи, то претензий к книге никаких. Особенно если читатель еще недостаточно сед, чтобы помнить о Вудстоке)) Но с другой стороны... Я смотрела (и иногда пересматриваю) оскароносный "Woodstock. 3 Days of Peace & Music", у меня есть "Jimi Hendrix: Live at Woodstock" - неповторимый дух Вудстока я надеялась уловить и в книге Тайбера, но мне (или Тайберу?) это мало удалось. Да, конечно, это документальные фильмы, но ведь и "Взятие Вудстока" вполне себе "Документальный роман", да собственно, "документальность" в нем и есть, а вот "духа", тех эманаций "трех дней любви" - не очень. Вероятно, это произошло потому, что книга в первую очередь оказалась завязанной не на событие, а на личность автора, на его чувствования и переживания, где Вудстокский фестиваль оказался ярчайшим, судьбоносным, но все-таки только фоном. Ну и кроме того, я рассчитывала прочитать из "первоисточника" о том, КАК там было - там и тогда, где один за одним выходили на сцену Джоплин, Хендрикс, Криденс, Грейтфул Деф, Сантана, Зе Ху, Джеферсон Эйрплейн!!! А оказалось, что "первоисточник" на собственно фестивале-то и не был, проведя все три дня рядом, но не в сердце.( И тем не менее поклонников того времени вообще, и Вудстока в частности, книга порадует - всегда приятно узнавать что-то новое о том, что любишь и, казалось бы, знаешь. Из явных минусов издания - мягко говоря, невнятное предисловие Михаила Козырева (без опознавательных знаков/регалий к имени) - пока не догадалась, кто это, не могла даже приблизительно уловить, зачем это написано, впрочем, и потом тоже не поняла))) Маленькое предупреждение: книга категорически противопоказана гомофобам. Совсем уж Р. P.S. - после прочтения и после написания отзыва - страннее странного: Википедия, упоминающая в статье о Вудстоке Макса Ясгура, "владельца фермы, на территории которой проходил фестиваль", и его сына Сэма Ясгура, который (внимание!) "уговорил отца, Макса, провести концерт на принадлежащем семье поле", совсем ни слова не пишет об Эллиоте Тайбере.

Артем Валигура

28 июня 2011

В 1969 году небезызвестный Джеймс Дуглас Моррисон сказал о своём времени так: "С исторической точки зрения оно, наверное, будет представляться как эпоха трубадуров во Франции. Я уверен, что оно будет представляться невероятно романтическим. Я думаю, люди будущего будут вспоминать нас добром, поскольку произошло так много изменений, и мы почувствовали их". Времена, как известно, не выбирают, в них живут и умирают. Поэтому всегда любопытны воспоминания тех, кто сумел жить и выжить в интересную эпоху. Эллиот Тайбер широко известен в узких кругах как драматург, преподаёт театральное искусство в одном из колледжей Нью-Йорка. Широким кругам о Тайбере известно одно - без этого человека не вышло бы Вудстокского рок-фестиваля. Как известно, общественность города Уоллкилл, где должен был проходить пресловутый концерт, активно протестовала против этого "скопища антисоциальных элементов". И знаете,общественность где-то можно понять. Представьте что в ваш тихий милый городок с неба сваливаются пятьдесят тысяч детей-цветов, которые хотят есть, пить (не только воду), шуметь, любить и употреблять наркотики. И вот тогда один неприятный молодой человек предложил продюсеру М. Лангу в распоряжение свой (точнее, своих родителей) мотель... Называя Тайбера "неприятным молодым человеком", я не преувеличиваю, а даже преуменьшаю. Он пишет автоортрет со всеми бородавками. Хулиганское поведение, безделье, беспорядочные связи, богохульства, и наконец, настояшая ненависть к своим родителям: довольно религиозным евреям-литвакам, и их системе ценностей. Увлекающимся историей того периода будет очень интересно узнать, в каком идейном вакууме обреталась тогдашняя молодёжь, и что подразумевали под борьбой за свободу и гражданские права. Но Вудсток заплатил за всё. Небывалым взлётом искусства, высоким личностным опытом, настоящим содружеством так называемых продвинутых и так называемых цивилов. И помогали Эллиоту организовать праздник... да-да, те самые проклинаемые и высмеиваемые мама с папой. Не оттого, что прониклись идеологией и перевоспитались, а оттого, что любили своего сына. Самое удивительное, что как автор ни расхваливает "три дня музыки, мира и любви", на поверку они обернулись немалым числом настоящих трагедий. Наркотики, пьяное безобразие, неряшливость, полное угасание инстинкта самосохранения - вот характеристики "нации Вудстока". Очень трогательна, например, сцена, где Тайбер и другие хиппи принимают роды у юной мотоциклистки. После появления на свет чудесной девочки Эллиот задаёт родильнице вполне естественный вопрос: - Как же вы могли отправиться на фестиваль с таким поздним сроком? - Так я же не знала, что беременна, - тихо и счастливо сказала она. - У меня ещё не было детей. Где ты ныне, дитя Вудстока? Сумела ли вырастить и совпитать тебя столь неадекватная маменька? Это даже не потерянное поколение, это поколение необретённое. И всё-таки чудеса бывают на земле: избалованные, наивные, зачастую психически неустойчивые девушки и юноши вложили каждый частичку своей души в незабываемый музыкальный фестиваль. Jefferson Airplane, Дженис Джоплин, Джими Хендрикс, Альвин Ли и Ten Years After, Джо Кокер, The Who, Джоан Баэз, Карлос Сантана, Grateful Dead и многие-многие другие играли так, что больше сорока лет спустя мы продолжаем их слушать. А спасибо за чудный концерт длиной в трое суток надо сказать Эллиоту Тайберу и, конечно, его папе и маме. Молодцы. Добрая, вызывающая положительные эмоции книга.

Алексей Могилевский

18 февраля 2012

Книга рассказывает о роли Вудстокского фестиваля - самого значительного события в истории движения хиппи - в жизни автора. Из повествования можно почерпнуть некоторую информацию о рождении замысла "трех дней мира и музыки", собственно организации мероприятия и борьбы организаторов с местными жителями и властями.Отсутствие описания концерта и его участников вполне понятно, учитывая, что Тайбер на нем и не присутствовал, занимаясь в это время решением насущных административно-хозяйственных вопросов как владелец "штаб-квартиры фестиваля". Однако по большому счету это, прежде всего, автобиография автора, в которой гораздо более значительное место занимают отношения с родителями, принятие своей нестандартной сексуальной ориентации и описание полной драматизма жизни гомосексуалистов в США начала 70-х гг.В связи с последним в книге упоминаются несколько знаковых фигур той поры, в частности, скандально известный фотограф Мэплторп. Вудсток - лишь эпизод жизни Тайбера, хотя он и стал ее поворотным событием и позволил ему вырваться из опостылевшей реальности захудалого семейного бизнеса. Своего рода история о Золушке, сумевшей блеснуть на балу и заполучить принца и королевство благодаря наличию хрустальной туфельки (читай: гостиницы в нужном месте в нужное время). Книга интересна как рассказ "изнутри" об определенной эпохе, но о хиппи вы из нее узнаете только хрестоматийное "длинные волосы, беспорядочные половые связи, трава".

Владислав Георгиев

07 ноября 2017

Даже не знаю, как относится к этой книге, которая вроде бы является автобиографической. Во-первых, я далеко не уверен в том, что все изложенное в ней – правда, ибо автор настаивает на том, что в тот период его жизни марихуана, гашиш, ЛСД и другие наркотики являлись неотъемлемой частью его жизни. Можно ли быть уверенным в том, что большая часть из его воспоминаний – это не галлюцинации? Он ведь сам признается в том, что после употребления ЛСД почти ничего не помнит. Во-вторых, в повести – много нестыковок. Например, в своей полноте он обвиняет маму, кормившую его исключительно «необыкновенно вкусным топленым жиром», тогда как его отец, вынужденный употреблять в пищу такую же «мамину стряпню» всегда был подтянутым (в отличие от автора, тот много работал). В третьих, автор не был на самом Вудстокском фестивале, ибо в дни его проведения он зашибал деньгу в своем мотеле. В четвертых большая часть книги посвящена не фестивалю, а гомосексуальным переживаниям автора. Он их выставляет напоказ и пытается убедить читателя, что гомосексуалисты – это родоначальники всего нового. Сразу возникает вопрос – нового чего, зыбкой моды или легализации однополых браков в штате Нью-Йорк? По поводу гомосексуализма в этом штате очень хорошо писал Эрих Мария Ремарк в книге «Земля обетованная»: «Вторая авеню по вечерам превращалась в эспланаду для гомосексуалистов. Здесь под ручку прогуливались пары, одинокие молодые особи фланировали в ожидании знаков внимания, а пожилые сластолюбцы прощупывали их осторожными, похотливыми взглядами. Здесь царила атмосфера карнавала, медленно вращалась карусель порока, влекомая мотором потаенной страсти, запретной, но все же полулегальной, а потому трепетной и волнительной вдвойне, так что, казалось, сам воздух был наэлектризован ею. В принципе я ничего не имею против гомосексуалистов, но сказать, чтобы я был так уж "за", тоже нельзя. Я знаю, конечно, многие титаны духа были гомосексуалистами, но сомневаюсь, чтобы они так же кичливо демонстрировали Это всем и каждому". Не понятно еще, какое отношение гомосексуализм имеет к Вудстокскому фестивалю? Хотя, думается мне, автор спекулирует на названии фестиваля и популярности рок-музыки вообще с целью популяризовать развитие гомосексуализма среди подростков. Именно поэтому он так живописно расписывает чудодейственную силу наркотиков – чтобы искушать юные умы к их употреблению со всеми вытекающими отсюда последствиями. Лично для меня эта повесть является ярким примером того, до чего может докатиться любой человек, если он совсем не будет бороться со своими пороками – а ведь именно к этому призывает автор!

Выбор читателей

Новинка
Макконахи М. - Зеленый свет обложка книги
Бестселлер
Борис Васильев - В окружении. Страшное лето 1941-го обложка книги
Бестселлер
Георгий Данелия - Кошмар на цыпочках обложка книги