Официальный магазин издательской группы ЭКСМО-АСТ
Доставка
8 (800) 333-65-23
Часы работы:
с 8 до 20 (МСК)
Рождественская Екатерина Робертовна

Рождественская Екатерина Робертовна

Екатерина Рождественская — российский фотограф, писатель, дизайнер, редактор журнала «Семь Дней». Ее фотоработы издаются в различных печатных изданиях, самым популярным проектом является «Частная коллекция» для журнала «Караван историй». В 2015 году в издательстве «Эксмо» в специальной серии увидела свет книга мемуаров Екатерины Рождественской «Жили-были, ели-пили. Семейные истории», посвященная отцу Роберту Рождественскому и всей семье. А весной 2016 года вышла интереснейшая книга о путешествиях «Мои случайные страны».

Все книги

Купить Зеркало — Фото №1
Зеркало
Екатерина Рождественская
Купить Зеркало — Фото №1
Зеркало
Екатерина Рождественская

Цитаты

Из книги «Зеркало»

Зеркало тоже что-то распознало, не почувствовало, а именно распознало. Ему было знакомо такое ощущение, оно много раз принимало человеческое излучение, которое в быту просто называлось счастьем.
Зеркальная поверхность изменилась в момент хлопка и становилась все более и более тягучей и темной. Я пишу это сейчас вполне хладнокровно, но в тот момент я не знал, останусь жив или нет.

Из книги «Девочка с Патриарших»

Решетка, конечно, очень мешала привольной жизни. Но папа сказал: «Первый этаж, это необходимо, и все тут». Он решил зарешетить окна после того, как обворовали квартиру в соседнем доме. И тоже на первом этаже. Нина была тогда совсем еще маленькая, но помнила, как пришли рабочие в грязных промасленных штанах и с приклеенными папиросками в уголках рта и целый день приваривали, сверлили, воняли...
Эта больница ей запомнилась надолго и стала источником первых детских ужасов. Однажды две молодые и одинаково рыжие практикантки попытались взять у Нинки кровь, но каждый раз, тихо шепча непонятные слова, не попадали в вену и в результате расковыряли обе руки. Потом они осмотрели своими хищными сорочьими глазами худые бледные ноги девочки, собираясь найти вену там...

Из книги «Балкон на Кутузовском»

Напротив моего первого двора – детская площадка с огромной песочницей, где постоянно справляла нужду белая болонка с неправильным прикусом, и сколько хозяйку ни просили держаться от песочницы подальше – нет: «Сарочка у меня умница, она тут привыкла!» Сарочка – болонка, вы поняли.
И деревья во дворе того дома на Кутузовском оставались для меня пока еще огромными-преогромными, сплошные сказочные баобабы, хоть я баобабов и в глаза никогда не видела. На деле они оказывались просто взрослыми липами и тополями, но поскольку детство – это всегда сказка, то и деревья были волшебными. Сказочные магазинчики-дворцы за углом со знакомыми продавщицами-колдуньями...

Из книги «Мои случайные страны. О путешествиях и происшествиях!»

Исландия — одна из немногих стран, где книга — все еще лучший подарок. Пишут почти все и от нечего делать — зимы долгие и темные, жизнь коротка и надо успеть ее описать. Потом книжку издают малюсеньким тиражом и дарят на Рождество друзьям и соседям. Поэтому у каждого, даже самого неписучего исландца есть как минимум одна книга.
Джоконда висит на расстоянии, чуть отгорожена, совсем небольшого размера, без ленинского прищура ее и не рассмотришь. Хотя такое впечатление, что именно Джоконда меня разглядывала, а не я ее. Причем впивалась взглядом, зная все о каждом и вроде как прощая все эти наши грешки и шалости. И не только смотрела, но и нарывалась на разговор с каждым пришедшим.

Из книги «Жили-были, ели-пили. Семейные истории (2-е издание)»

Его надо, в отличие от окрошки, задумывать заранее. За сутки, скажем. Несколько сырых средних свекол натираем на крупной терке, выдавливаем сок от одного лимона, пару столовых ложек сахара, соль по вкусу и все это заливаем кипятком на сутки.
чеснок, кинзу в кашицу. Добавить кефир, сметану, сок лимона, соль, сахар. Перемешать и залить листья салата. сок половины лимона.