Официальный магазин издательской группы ЭКСМО-АСТ
Доставка
Ваш город —
Москва?
8 (800) 333-65-23
Часы работы:
с 8 до 20 (МСК)
Рождественская Екатерина Робертовна

Рождественская Екатерина Робертовна

Екатерина Рождественская — российский фотограф, писатель, дизайнер, редактор журнала «Семь Дней». Ее фотоработы издаются в различных печатных изданиях, самым популярным проектом является «Частная коллекция» для журнала «Караван историй». В 2015 году в издательстве «Эксмо» в специальной серии увидела свет книга мемуаров Екатерины Рождественской «Жили-были, ели-пили. Семейные истории», посвященная отцу Роберту Рождественскому и всей семье. А весной 2016 года вышла интереснейшая книга о путешествиях «Мои случайные страны».

Все книги

Цитаты

Цитата из книги «Мои случайные страны. О путешествиях и происшествиях!»

Исландия — одна из немногих стран, где книга — все еще лучший подарок. Пишут почти все и от нечего делать — зимы долгие и темные, жизнь коротка и надо успеть ее описать. Потом книжку издают малюсеньким тиражом и дарят на Рождество друзьям и соседям. Поэтому у каждого, даже самого неписучего исландца есть как минимум одна книга.
Джоконда висит на расстоянии, чуть отгорожена, совсем небольшого размера, без ленинского прищура ее и не рассмотришь. Хотя такое впечатление, что именно Джоконда меня разглядывала, а не я ее. Причем впивалась взглядом, зная все о каждом и вроде как прощая все эти наши грешки и шалости. И не только смотрела, но и нарывалась на разговор с каждым пришедшим.

Цитата из книги «Приеду к обеду. Мои истории с моей географией»

Тюльпаны и другие цветы весной — это была самая важная причина, по которой я рвалась в Голландию. С кухней тут не очень, из самого известного — голландские сыры и селедка.
А я больше всего любила «Шведский домик», в котором когда-то жил Паустовский. У его входа, прямо внизу у двери на цементной плиточке, был отпечаток маленькой девичьей ножки, дочки хозяина, и первые годы моя ступня легко туда помещалась, а потом вымахала и всё, сказка закончилась

Цитата из книги «Зеркало»

Зеркало тоже что-то распознало, не почувствовало, а именно распознало. Ему было знакомо такое ощущение, оно много раз принимало человеческое излучение, которое в быту просто называлось счастьем.
Зеркальная поверхность изменилась в момент хлопка и становилась все более и более тягучей и темной. Я пишу это сейчас вполне хладнокровно, но в тот момент я не знал, останусь жив или нет.

Цитата из книги «Балкон на Кутузовском»

Адрес — это целая жизнь, ограниченная временем, номером квартиры, дома и названием улицы. Это часть тебя, иногда большая, иногда невзрачная, но все равно часть твоей памяти. Я и решила разделить свою жизнь на адреса. Мне так легче вспоминать.
Когда холодно и страшно, я мысленно возвращаюсь туда, в серый невзрачный дом на Кутузовском, 17. Сейчас номер поменяли, и он уже номер 9. Захожу в подъезд, оглядываясь (я ж трусиха), поднимаюсь по ступенькам к лифту и медленно еду в старой, того времени, поскрипывающей кабине на шестой этаж.

Цитата из книги «Частная коллекция. Как создавался фотопроект»

Объяснить с первого раза задумку моего проекта было довольно трудно — взрослые, известные, самодостаточные люди, цвет, так скажем, страны, побоялись бы, наверное, принять в нем участие — зачем это им нужно переодеваться в кого-то, делать зачастую тяжелый театральный грим, надевать парики и преображаться до неузнаваемости. Поэтому решила начать с богатого отцовского наследства — папиных друзей...
Я щелкнула затвором. Съемочную площадку осветили вспышки. И вдруг ледяное: — Вы будете снимать, когда Я вам скажу это делать! Вы поняли? — и испепеляюще на меня посмотрела. — Слушаюсь! — ответила я и картинно отдала честь. Я попросила всех выйти из студии, чтобы дать актрисе порепетировать. Мы попытались сделать вид, что ничего не произошло, хотя челюсть у меня и всех присутствующих отвисла.