Официальный магазин издательской группы ЭКСМО-АСТ
Доставка
8 (800) 333-65-23
Часы работы:
с 8 до 20 (МСК)

Барнс Джулиан: Артур и Джордж

Артикул: p548767

Купили 26 раз

Артур и Джордж - фото 1
Артур и Джордж - фото 2

О товаре

Джулиан Барнс — один из самых ярких и оригинальных прозаиков современной Британии, автор таких международных бестселлеров, как «Англия, Англия», «Попугай Флобера», «История мира в 10 1/2 главах», «Любовь и так далее», «Метроленд» и многие другие. Возможно, основной его талант — умение легко и естественно играть в своих произведениях стилями и направлениями. Тонкая стилизация и едкая ирония, утонченный лиризм и доходящий до цинизма сарказм, агрессивная жесткость и веселое озорство — Барнсу подвластно все это и многое другое.

В романе «Артур и Джордж» — вошедшем, как и многие другие книги Барнса, в шорт-лист Букеровской премии — следствие ведет сэр Артур Конан Дойл собственной персоной. Литературный отец Шерлока Холмса решает использовать дедуктивный метод в расследовании самого скандального дела поздневикторианской Англии — дела о таинственном убийстве скота на фермах близ Бирмингема. Его цель — доказать, что обвиняемый в этом преступлении провинциальный юрист Джордж Идалджи невиновен.

Так насколько же действенны методы Шерлока Холмса в реальности?

Характеристики

Ксения Вейнова

"Артур и Джордж" - это литературный кентавр, наполовину роман-журналистское расследование, наполовину - биография. В первой своей ипостаси он продолжает (и достойнейшим образом) традиции, заведенные Труменом Капоте и его блистательным "Хладнокровным убийством". Без лишней суеты, с вызывающим трепет вниманием и уважением к документам, деталям и фактам - Барнс скрупулезно исследует судебный прецедент, породивший (в числе прочих, но из первейших) апелляционную систему как таковую. А это - немалый труд, собрать воедино разрозненные элементы, чтобы увековечить как проявление вопиющей несправедливости (со стороны судебной системы), так и проявление трогательного великодушия (со стороны великого писателя и просто хорошего человека, Артура Конан Дойла). И здесь мы подходим ко второй ипостаси романа - это двойная биография. Возможно с некоторыми допущениями и домыслами (не будем забывать, что это все же художественное произведение) - но аккуратно и с большой любовью описан жизненный путь создателя Шерлока Холмса; в параллели - жизненный путь невольного мученика Джорджа Эйдалджи. А все вместе - увлекательнейшая история поиска истины, стремления к человечности, справедливости и пониманию самой сути бытия. Это все - дифирамбы высококачественному роману Д. Барнса, каким он мне видится через непроходимый бурелом безобразного, безграмотного, жутчайшего перевода. Это - что угодно, только не русский язык. И. Гурова, в послужном списке которой - целый ряд классиков с большой буквы К (хотя про ее корявую "Джейн Эйр" тоже легенды слагают), на сей раз попотчевала издателя и читателя вопиюще уродливым текстом, в котором предложения существуют отдельно друг от друга, слова в предложениях порой попросту не согласованы, где на каждом шагу "масло масляное" и иные нелепицы. Приведу только то, что не поленилась записать, пока утомление и раздражение не достигли своего пика. Итак, перлы: "взаимное обменивание", "комната для писания писем", "пойман на обманывании", "неприятное неприятие", "долго ли продолжается", "ничего сверх мне добавить нечего", "более новая порода", "история началась заново", "отпечатки следов". "Наука возглавляет путь" - возглавлять можно шествие, но никак не путь.."Ответственна в варварстве" - в варварстве можно быть повинным, но ответственным можно быть лишь ЗА что-либо. "Некоторые из членов указанного пола" - может, все-таки представителей (это о женщинах)?.."Если бы он верил в какую-нибудь из официальных религий" - религию исповедуют, а верят в Бога. "Пустой перевод времени" - может, все-таки трата? "Упоминания про луну", "помнит случай несколько лет назад" (??), "я должен попросить вас о доказательствах". Ну и особо умильное "во время пути в Норвегию". "Он любил ее, как только может любить мужчина, при условии, что он ее не любил" - остается только догадываться, какой остроумный каламбур в оригинале у Барнса... Ну и напоследок золотничок - "со временем жена скончалась" - я хохотала до икоты.. Позорище, неуважение к автору и к читателю, к емкому и красивому языку. В помойку такое убожество. А роман хороший. Жаль.