Официальный магазин издательской группы ЭКСМО-АСТ
Доставка
8 (800) 333-65-23
Часы работы:
с 8 до 20 (МСК)
Сенчин Роман Валерьевич

Сенчин Роман Валерьевич

Роман Сенчин – российский прозаик, литературный критик, автор романов «Зона Затопления», «Елтышевы», «Информация», «Минус», «Нубук», сборников рассказов «Иджим», «День без числа», «Абсолютное соло», «Срыв» и др. Книги писателя входили в шорт-листы литературных премий «Большая книга», «Национальный бестселлер», «Русский Букер» и т.д. Лауреат премий «Большая книга», «Ясная поляна», Правительства Российской Федерации в области культуры, «Венец» и др.

Все книги

Цитаты

Из книги «Десятые»

История это лестница вверх или вниз, и каждый год – ступенька. А ступеньки чем-нибудь да отличаются; есть и такие, на которых обязательно оступишься, собьешь дыхание. В этой книге десять ступенек. Десятилетие. Мои 2010-е.

Из книги «Остановка. Неслучившиеся истории»

Иногда жена и сын жили здесь по месяцу и больше, особенно летом, в каникулы, но чаще оставались на несколько дней. Ну ясно — сын учится, а у жены наверняка нормальная работа. Потом узнали — психолог. Повыясняли, кто это, поняли — не очень нормальная. Странноватая. Зачем психологи, когда есть пиво...
— Да мой это кот, — хмыкнула Ольга. — Ты... — Анну Анатольевну залил гнев. — Ты от меня, гадина, мужа отрывала всю жизнь, а теперь и это? Тварина такая! — Фу! — Ольга осадила ее, как собаку. — Совсем спятила. Мой это кот. Второй год у меня. — У меня он второй год. И бегает... Куда бегает?.. Вот, понятно теперь. Что ж ты за ведьма такая!

Из книги «Елтышевы»

Он не имел особенных увлечений, жил как-то всё по обязанности, а не для души. Нормально работал, обыкновенно отдыхал, в девятнадцать ушел в армию, после нее предложили пойти в милицию. Он согласился. И вот к пятидесяти годам — капитан. Майор если и светит, то только накануне пенсии... Такая линия жизни.
Постояла в раздумье, как провести эти три часа. Хотела было пройти по городу, посмотреть на места, где жила, работала — «может, в последний раз здесь», — зайти в библиотеку. Но не решилась — уже от мысли, что увидит дорогое и навсегда потерянное, сердце заколотилось, в горле вспух горький комок. А что будет, когда действительно увидит, заговорит со знакомыми, у которых всё хорошо...

Из книги «Зона затопления»

Внутри себя человек может быть сколько угодно и честным, и правильным, и справедливым, а обстоятельства постоянно заставляют его поступать против совести и убеждений. Хм, есть такая невеселая шутка: «Трудно быть человеком – люди мешают».
Все и везде было запутано, заперто, скрыто лабиринтом посредников, субпосредников, подрядчиков, субподрядчиков, замками регламентов, подзаконных актов, нормами корпоративной этики, каменной недоступностью начальства, фразой "служебная информация".

Из книги «Дождь в Париже»

Андрей завидовал их памяти: ему самому заучивание стихов давалось с великим трудом. А к стихам тянуло. Некоторые казались написанными не людьми – не мог человек написать так прекрасно, найти такие точные, единственные слова, рифмы, которые не только украшают, а и доводят смысл до нечеловеческого величия. Нет, какого-то сверхчеловеческого.
Население, от главы республики до последнего бомжа, ждало, что вот придет две тысячи четырнадцатый, и в мгновение ока жизнь изменится. Города и села преобразятся, зарплаты повысятся у тех, кто работает, а кто сидит без работы, на пособиях, – работа появится. Легкая, но денежная. А бомжей отмоют, поселят в специально выстроенных приютах и, главное, будут давать водки сколько захочешь…

Авторизуйтесь, чтобы получить скидку