Официальный магазин издательской группы ЭКСМО-АСТ
Доставка
8 (800) 333-65-23
Часы работы:
с 8 до 20 (МСК)

Шаров Владимир Александрович: Возвращение в Египет

Артикул: p132614

Купили 15 раз

Возвращение в Египет - фото 1
Возвращение в Египет - фото 2
Возвращение в Египет - фото 3

О товаре

Владимир Шаров – писатель и историк, автор культовых романов "Репетиции", "До и во время", "Старая девочка", "Будьте как дети" – никогда не боялся уронить репутацию серьезного прозаика. Любимый прием – историческая реальность, как будто перевернутая вверх дном, в то же время и на шаг не отступающая от библейских сюжетов.

Новый роман "Возвращение в Египет" (премии "Большая книга", "Русский букер") – история в письмах семьи, связанной родством с… Николаем Васильевичем Гоголем. ХХ век, вереница людей, счастливые и несчастливые судьбы, до революции ежегодные сборы в малороссийском имении, чтобы вместе поставить и сыграть "Ревизора", позже – кто-то погиб, другие уехали, третьи затаились. И – странная, передающаяся из поколения в поколение идея – допиши классик свою поэму "Мертвые души", российская история пошла бы по другому пути…

Характеристики

Кристина Смирнова

Очень странная книга! С одной стороны историософская фантазия на тему исхода народа-богоносца в Землю Обетованную. Герои Шарова трактуют историю России как постоянное повторение библейского сюжета. Только вместо народа Иудейского - народ российский, который мечется между египетским рабством и обетованной землей и никак не может дойти. Вместо Фараона - конечно, российская власть и церковь. А вместо Красного моря - то Великая степь, то 12 лет между Ходынкой и Трубной площадью. С другой стороны - филологическая легенда о том, что 2-й и 3-й тома "Мертвых душ" были задуманы как Чистилище и Рай. И напиши их Гоголь и издай - вся история России могла пойти по-другому. С третьей - история жизни семьи потомков того самого Гоголя. Шаров создал настолько многоплановый текст, что временами путаешься в этих пластах. Чтение этой книги требует серьезной культурной подготовки: не имея представления, например, о "Выбранных местах из переписки с друзьями" или о православных сектантах XIX века, трудно понять, что, собственно, обсуждают его многочисленные персонажи. Но если осилите - можно смело примерять крылатку и бакенбарды интеллектуала или нос майора, на худой конец.